Armenian      Georgian

В этом живописном селе Ниноцминдского муниципалитета уже давно живет только одна семья, 3 человека. Если семья Испирянов найдёт куда переехать, в Джавахети появится первое село-призрак.

16

Голубая синева самого большого пресноводного хранилища, озера Паравани отделана белизной. В Джавахети апрель, если в теплых краях природа с марта проснулась и расцвела, здесь зима только-только начала уступать свои позиции, только начал таять снег и появились подснежники.

Проезжая село Пока направляемся на западный берег озера, из далека с другого берега кажется, что в этих горах никого нет. Проезжаем еще одно село, где когда-то жили духоборы, теперь же осталось только название – Радионовка и кажется, что это край мира. Впереди нет нормальной дороги и ничего не предвещает, что дальше, на высоте 2080 метров от уровня моря может быть жизнь, могут жить люди.

14

Зимой по этой дороге ехать невозможно, снег напрочь закрывает ее. Да и после того, как снег тает, горная дорога все еще не особо проходима до мая месяца.

По дороге встретилась лишь оставленная машина Нива у дороги (как после выяснилось машина принадлежит семье, к которой мы и направлялись), а после встретили рыбаков, из местных, которые ловили рыбу по пояс в воде.

2

Подъезжаем к обрыву, дорога пролегает через него. Отсюда открывается шикарный вид на красивую джавахетскую природу, на ладони бело-голубое озеро посреди заснеженных вершин.

Заворачиваем, перед глазами появляется село, заброшенное, дома без окон, в руинах, посредине возвышаются руины старинной церкви. Когда-то здесь жило много людей, по данным переписи 2002 года, проведённой департаментом статистики Грузии, в селе жило 107 человек, из которых 57 мужчин и 50 женщин. Теперь же здесь живет только одна семья из 3 человек.

3

4

7

Дом Испирянов, которые остались жить в этом селе, охраняют 3 собаки, чуя чужаков за километр, они яростно кидаются охранять своих хозяев. Живут здесь глава семьи Айрапет Испирян, его жена Арег и их сын Арутюн, которому 24 года. Когда-то семья Испирян состояла из 5 человек, старшая дочь вышла замуж в соседнее село, младший – сын переехал жить в Россию, в суровую, как и Джавахети Якутию. Арутюн также ехал на заработки в Россию, в Сургут, но вернулся обратно к родителям. Его мы и встретили по дороге, завидев машину он вышел встретить.

“Очень сложно жить одним, в детстве до 5-ого класса мы учились в селе, тогда была школа, потом, после того как школу закрыли пришлось ехать в соседнюю Поку, там жили у родственников и учились в школе. По 3 метра снега выпадает зимой. Когда что-то надо утром рано выходим из дома, вечером добираемся до Пока”, – сопровождая нас к своему дому рассказывает Арутюн.

Он правда вернулся к родителям, но когда создаст свою семью, собирается уехать из Аспары.

6

17

5

Заколотые двери и окна с одной стороны, с другой прекрасный вид озера, вызывает диссонансное восприятие реальности.

“К нам часто приезжают туристы, остаются в палатках, отовсюду приезжают”, – продолжает рассказывать Арутюн.

8

Испиряны в это село переехали 20 лет назад, из села Пока, после того как поженились. Как рассказывает глава семьи, тогда здесь жили 30 семей.

“Нам некуда уезжать. Если переехать в Пока, у кого жить, кто пустит. Мы к этой безлюдной жизни привыкли. Когда видим людей сложно. Не хотим никого видеть. Мы стали дикими, – шутит хозяин дома, – добавляя раньше я жил в селе много людей было, было общение. Что такое отмечать Новый год, мы не знаем, сюда Новый год не доходит. Мы отрезанные от мира, люди. У нас был дом в Пока, продали, приехали и здесь купили дом 20-25 лет назад. Тогда здесь было хорошо, процветающее село было, 30 семей жили здесь, была школа, магазины были, колхоз, совхоз… Теперь ничего нет, все уехали, все закрылось остались только мы. Уже 5-6 лет ничего нет. Не только от одиночества, от жизни устали. Нет смысла.”

10
Испиряны занимаются животноводством, у них 6 коров и 2 теленка.

“Один раз зимой поедешь до Ниноцминды обратно уже обходится в одну корову. Где-то 500 лари денег нужно. 100 лари трактор, забирает отсюда. Обратно тоже 100 лари. Воды нет. Свет есть. В Тамбовку электричество так идет, линия вот и есть. Местные власти ничем не помогают, если не отберут и то хорошо”,- говорит хозяйка дома Арег.

12

9

1

За водой едут на машине, хоть и надо еще и спуститься с обрыва к озеру, чтобы набрать воды из родника.

До наступления зимы Испиряны закупаются всем необходимым, так как понимают, зимой они в плену 3 метровых сугробов, и в гости к ним ходят только волки, которые свободно гуляют по опустевшему селу. В воющую вьюгу, в снежную погоду единственная семья Аспара забирает своих верных друзей псов в дом.
“Как-то оставили во дворе собак, одну волки утащили, вот и домой забираем”,- рассказывает Айрапет.

13

ГПЦ закупила здесь дома и землю, как утвержают Испиряны, они обещали здесь наладить жизнь и инфраструктуру, однако пока ничего в заброшенном селе не поменялось.

15