Прилегающие территории села Табацкури Боржомского муниципалитета входят в национальный парк, исходя из чего жители не могут использовать земельные участки и пастбища. Они не могут также приватизировать как доставшиеся в наследство земельные участки, так и собственные дома.

Проблемы села Табацкури не новые, но их довольно много. Для того, чтобы узнать о проблемах надо преодолеть путь, который еле можно назвать дорогой, и которая в зимние месяцы становится вообще непроходимой.

Сельчане, говоря о проблемах села полу в шутку, полу всерьез говорят: “Ни дороги нет, ни света, и нет надежды, что что-то у нас будет”.

Табацкурцам не разрешается косить сено с пастбищ, пахать на тех территориях, называемые “красные земли”, песчаный карьер, озеро даны в аренду и сельчане не могут использовать это “богатство” своего села. Табацкурцы многократно пытались жаловаться, но бесполезно.

70-летний Саргис Акобян рассказывая о насущных проблемах села, вспомнил притчу: “”Топор рубит деревья в лесу, лес жалуется, топор говорит, что я могу сделать, моя рукоятка из тебя сделана”. Еще что-то скажу, может смешно прозвучит, но реальность такая, что бараны турков намного лучше нас, они за красной линией без проблем могут пастись, нам же не разрешается даже ходить там”.

Гуляя по селу, мы встретились на группу пенсионеров, которые играли в нарды, узнав, что мы журналисты и интересуемся проблемами села, удивились, потом пригласили и показывая единственный свободный стул сказали: “Садитесь, о наших проблемах на ногах не сможете дослушать”.

С победным настроем в нарды, но проигрышным касательно проблем села, Саргис Акобян воодушевленно рассказывал про ситуацию. Сельчане оповестили друг друга о том, что пришли журналисты в село, через некоторое время у стола, где играли в нарды собрались многие, и все, как один, подтверждали слова Саргиса Акобяна.

“У нас есть территория, которую мы называем лошадиная, где у нас лошади и телята, теперь и эти земли приватизировали другие и говорят, что в этом году мы можем там держать животных, а со следующего года не пустит, а где нам столько лошадей и телят держать? Что нам делать? На что должны жить жители? На какие средства? Всё запрещают”,- жалуется житель Табацкури Ларвент Мурадян.

Табацхурцев беспокоит тот факт, что территория Национального парка закрыта для них, однако другие им пользуются.

“Больше всего беспокоит проблема с Красной линией, какая разница, коровам и баранами турков, там можно пастись на этой территории, а нашей скотине запрещается. А кто пробует жаловаться, сам виноватым становится. Наш закон в любом случае не на нашей стороне будет. Посмотрите все село окружено, сколько гор видите на всех палатки турков, каждый день проходят через село, не знаем к кому обращаться, что делать? А самое плохое то, что в конце мы сами как-будто виноваты”.

В селе не встретишь молодых людей, однако причина не в том, что оставили село. Просто теперь самое “горячее” время сельских работ, они днем на полях. И все же сельчане не оставляют свой дом, в Табацкури сравнительно мало запертых дверей, возможно когда-нибудь из-за сложившейся ситуации жители в гневе высказывают желание покинуть село, однако этим желаниям не уступают и крепко держась за землю борются, чтобы жить.

“Я 70 лет жил в этом селе и оставить его не собираюсь, несмотря на то, что для жизни нет условии вообще. А если и уйду, то только к Господу Богу”,- завершил свои слова Саргис Акобян.

13874686_1014567161971885_399334284_n

Джулиета Тонаканян


  • Ищу земельный участок

      Куплю дом под снос или земельный участок в Ахалкалаки площадью от 3 соток (300 кв\м). Звонить: 577664640
  • Продаётся

      Продаётся пианино марки “Петров”, в прекрасном состоянии. Звонить: 599710157