Armenian      Georgian

О датах и процессе визалиберализации с Евросоюзом, о реформах в рамках договора об ассоциированном соглашении, о предстоящем саммите НАТО и о воздействии экскалации Нагорно-Карабахского конфликта на отношения Грузия- НАТО и о многом другом Jnews.ge побеседовал с госминистром Грузии по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Давидом Бакрадзе.

Господин Бакрадзе, когда конкретно ожидать визалиберализации с Евросоюзом?

– Процесс с Грузинской стороны закончился 18-ого декабря прошлого года. Так как мы закончили все реформы, связанные с планом визалиберализации. Это было признано комиссией и они составили рапорт, где подчеркнули, что Грузия выполнила все и даже в некоторых случаях больше, чем предусмотрено было по плану визалиберализации. Так что сейчас комиссия уже соответствующее предложение выслала в парламент. Соответственно процедуры идут в парламенте, в совете. Мы можем, чтобы не спекулировать, повторить все, что сказали еврокомиссары, что связано с летом и главное, что мы должны повторить – это касается визитов до 90 дней в течении 180 дней, для тех, кто владеет геометрическими паспортами граждан Грузии. Так что, думаю, что уже не так долго осталось, чтобы получить важный мессидж со стороны Европы, что жители Грузии, граждане Грузии приняты в сообщество Европы как равные.

После подписания ассоциированного соглашения в 2014 году, возможной датой безвизового режима с Европой назывался июнь 2015-го года, однако тогда этого не случилось, какова вероятность того, что этим летом режим задействует?

– Не было ни одного случая, когда мы говорили о каких-либо датах и не исполнилось. К сожалению антизападные силы иногда хотят внедрить нигилизм в гражданах Грузии, но это не так. Мы пообещали, что 15 декабря будет последний рапорт. Рапорт был 18 декабря – это было связано с техническими вопросами. Насчет лета с большой надеждой ожидаем заявления еврокомиссаров. Потому что сейчас это зависит не от нас. Самое главное, чтобы государство, правительство свое дело исполнило.

Некоторые эксперты считают, что реформы, которые предусмотрены по договору об Ассоциации с Евросоюзом, делаются поверхностно. Как Вы оцениваете этот процесс? И как продвигаются реформы?

– Если есть такой эксперт, если есть такая неправительственная организация, пожалуйста посоветуйте им обратиться к нам. Мы работаем не только с правительством. В этом плане наш офис занимается координацией. В этом процессе участвуют две очень сильные группы неправительственных организации. Одно это Восточное партнерство – ассоциация, которая объединяет больше 300 организации и другая – это Open Society Georgia, которая по политическим вопросам. Мы с ними вместе работаем при возникновении возможных недоработок. Это входит в интересы всех граждан Грузии, правительственных и неправительственных организации. Грузия лидер Восточного партнерства по исполнению обязательств соглашения по Ассоциации, как это говорилось неоднократно в 2014-2015 гг в Брюсселе. Так что, мы гордимся тем, как хорошо мы это исполняем и мы открыты говорить если есть какие-то вопросы.

Ведется ли мониторинг процесса исполнения обязательств?

-Мы работаем, чтобы составить план вместе с неправительственными организациями, чтобы посмотреть какие приоритеты в каждом следующем году у правительства. И соответственно составляем план, после чего в течение года мы ежеквартально следим за исполнением плана по ассоциации. Мы сейчас готовим интернет портал в онлайн режиме, где будем следить как план, который составили в январе будет исполнятся даже еженедельно. Так что в этом плане конечно никаких вопросов быть не может. Дело чести нашего правительства и народа сохранение позиции лидера Восточного партнерства.

Почему Грузия не будет просить План действий по членству (MAP) на Варшавском саммите НАТО, что очевидно из заявления министра обороны Грузии Тинатин Хидашели?

– Мы знаем, что на этом саммите вопрос MAP-а не будет рассматриваться. Потому что в декабре на министериале в Брюсселе сказали, что Грузия уже имеет все практические инструменты, чтобы готовиться к членству в НАТО. MAP, который играл практическую роль для всех остальных стран, например Монтенегро, которую пригласили в декабре, в декларации описали, что для Монтенегро MAP сыграла практическую роль, практического инструмента, чтобы подготовить к членству в НАТО. Для нас сейчас приоритет, по отношению к этой политической декларации, которая повторится на саммите, получить как можно больше, чтобы обороноспособность Грузии была усилена. Чтобы готовится к моменту, когда все страны НАТО будут готовы принять политическое решение и MAP будет частью политического решения.

Обострившаяся ситуация в Нагорном Карабахе насколько влияет на вступление Грузии в НАТО, что подчёркивает нестабильность региона?

-Не для кого не сюрприз, что в регионе есть оккупированные территории, например в Грузии. Конечно эскалация ситуации не входит в интерес не только двух государств Армении и Азербайджана, но конечно же всего региона и стабильности в регионе. Поэтому наши усилия должны быть направлены вместе с международными актерами, чтобы как можно быстро этот вопрос урегулировать и вернуть в русло мирного урегулирования конфликта. Есть еще более трудные вопросы в регионе, как вопрос Сирии. И конечно регион не из спокойных, мы это знаем и по этому для нас главное исполнить те обязанности, которые мы взяли на себя. Потому что у нас есть отношения и амбиции по направлению к той цели, которая является предсказуемой. Мы знаем, когда мы взяли на себя ответственность, взяла на себя ответственность и Европа, например в вопросе визалиберализации. Знаем, что имеем дело с предсказуемой силой, так что это правильное направление.

Кристина Марабян