Armenian      Georgian

О грузино-российских отношениях в свете последних событии в Тбилиси, об интсрументах влияния и последствиях, о политическом кризисе в Грузии и о многом другом Jnews.ge побеседовал с политологом Гелой Васадзе.

Как получилось, что грузино-российские отношения привели к внутригражданскому кризису?

– Целый ряд причин можно назвать. Вот то, что принято еще в 2008 году – максимальная открытость для граждан РФ, и сопротивление, и оккупация двух регионов, – вот эта концепция в полной мере заработала уже после в 2018-19 годах, когда действительно поток российских туристов пошёл в Грузию. На самом то деле, экономический анализ, который был проведен ТБС банком и рядом экспертов, показывает, что чисто по деньгам, экономически, то теряется от 06% до 2%, но картинка, психологический эффект. У российского руководства возникла иллюзия, что уже все нормально, Грузия смирилась с тем, что потеряла территории, что можно спокойно восстанавливать политические отношения, вплоть до дипломатических, что это новая политическая реальность. Мeдиа неоднократно говорила, что это не так, что есть зеленая, красная линия, за которую может рвануть. В принципе если бы не было случая с Гавриловым, было бы другое. На самом деле вины Гаврилова абсолютно нет. Тут понятно, что вина на наших властей, потому что они просто не рассчитали реакцию общества, они посчитали, что это ерунда. Оказалось не ерунда. Но если бы это была только одна причина, то в этом ничего особо страшного не было. Была и другая причина, гораздо более глубокая – это психологическая усталость населения от 7 летнего правления “Мечты”. Опять таки это все назревало уже давно, этот случай просто послужил детонатором. И знаете что самое интересное. Когда начались протесты они начались стихийно. Политической оппозиции практически не удалось вовлечься. Политическая оппозиция практически шла за людьми. Это свидетельствует о серьезном системном кризисе нашей оппозиции. Этот момент хорошо прочувствовал Иванишвили. А также надо учитывать, что на него серьезно давили западные партнеры, по переходу на пропорциональную систему, чтобы мажоритарная система, которая обеспечивает конституционное большинство, но за тебя голосуют 30% населения, была снята, но это абсурд да? Иванишвили хорошо понял, что население устало не только от власти, но вообще от старых политиков. И вот тут он решил поиграть, перейти на пропорциональную систему с нулевым барьером.

Вернемся к российско-грузинским отношениям. Все усилия, которые Россия за это время задействовала используя soft power практически обнулились. Что дальше?

– Касательно безвизового режима – это предмет серьезного политического торга для России. Дело в том, что Владимир Путин одним своим решением обнулил огромную работу, которую проделала Россия, для того, чтобы восстановить какие-то связи с Грузией. Здесь меня интересует другой важный момент. Вот эти все разговоры по поводу транзита по БТК (Баку-Тбилиси-Карс), какова будет их судьба в этом контексте? То есть насколько сейчас транзит БТК в обход Украине будет актуальна? Насколько сложно будет реализовать той же России этот проект. Если Москва начнет рвать отношения, может быть Тбилиси “пожмет плечи” и скажет “хорошо, ваши грузы по БТК не пойдут”. Есть куча вещей, где интересы России очень серьезно присутствуют в Грузии, например сектор энергетики Грузии у России, ГЭС и тд. На “Боржоми” они введут санкции, так “Боржоми” принадлежит российской компании уже давно. Куча винодельческих компании здесь с российским капиталом.

Какие еще шаги могут быть в отношении Грузии со стороны России?

– Я не исключаю, что будут, но я не вижу неизбежности этих шагов. Пока со стороны российского руководства зафиксировано “у нас есть какие-то инструменты”, но главный месседж, который был грузинскому руководству “не трогайте наших людей”.

О ком речь?

– Речь о проводниках их влияния в нашем руководстве. Есть люди, которые вообщем-то связаны с Москвой, их не мало и они тоже разные и тоже борются друг с другом.

Касательно запрета авиаперевозок из России, возможно, что запреты коснутся и Верхнего Ларса?

– Если российское руководство будет действовать в парадигме унтер-офицерской вдовы, которая сама себя высекает, то тогда вероятно все что угодно. Но зачем закрывать Верхний Ларс, зачем? В принципе нет смысла запрещать и авиаперевозки. На самом деле, я категорически против на ввод эмбарго на российские товары в Грузии. Потому что это плохо когда вводят санкции против себя, еще хуже когда ты вводишь. Бьет по твоей же экономике сильно.

Если Россия все же пойдёт ещё дальше и решит закрыть Верхний Ларс, сможет ли Армения повлиять на решение России, так как в первую очередь Ларс важен для Армении?

– Я не думаю, что сегодня влияние политического руководства Армении в России велико, настолько, чтобы Армения смогла влиять на это. Я думаю о другом, надо российскому руководству задуматься о том, что если будут такие шаги, то Армения серьезно задумается о том, как потихоньку уходить от российского влияния. Кстати инструмент ухода у Армении есть – СЕПА, договор о партнерстве с Евросоюзом. Поэтому тут опять-таки ситуация не столь опасна для Армении, сколько для РФ. Шаги России, которые ведут к самоизоляции неизбежно заставят Армению задуматься об альтернативах.

Кристина Марабян