Armenian      Georgian

Генеральная Ассамблея ООН в рамках 73-ей сессии приняла резолюцию, инициированную Грузией и 44 странами, о «Статусе вынужденно перемещенных лиц и беженцев из Абхазии (Грузия) и Южной Осетии». Документ был поддержан 79 голосами, против проголосовали лишь 15. В числе стран, которые не проголосовали была Армения, что было впервые за историю.

Сюрпризом в том числе и для Грузии на принятии резолюции было то, что Армения впервые за это время не присутствовала на голосовании резолюции и не голосовала. Раньше доводами для голосования против, со стороны Армении отмечались, как наличие конфликта в Нагорном Карабахе, так и отношения и зависимость от России. Каждый раз после очередного голосования, в социальных сетях поднимались антиармянские настроения.

По мнению главного редактора действующего в Тбилиси информационного ресурса “Алик Медиа” Арсена Харатяна, данное голосование является четким посланием для Грузии и не только.

“Я предполагаю, что это четкое послание, по существу, не мешать принятию инициированной со стороны Грузии резолюции. Это разрыв продолжающейся цепочки. Так получалось, что мы на автомате по разным причинам всегда голосовали друга против друг или друг за друга. Думаю в армяно-грузинских отношениях, на разносторонних платформах, это вопрос нового качества, и я надеюсь будет значить, что со стороны Грузии мы также будем наблюдать подобное поведение. Я думаю, что со стороны официального Еревана это осознанное решение, не случайность. Быть за, или воздержаться на голосовании, возможно это будет и на следующем этапе. Не участвовать на голосовании само по себе политическое послание и способ голосования”, – говорит он.

Арсен Харатян считает, что смена тактики исходит из национальных и государственных интересов Армении.

“Здесь проблема следующая, мы в ООН или на другой платформе, когда участвуем в каком-либо голосовании, в первую очередь исходим из национальных интересов нашего государства. Естественно, учитываем мнения и подходы наших партнеров, но в первую очередь исходим из наших интересов. Поэтому этот способ голосования исходит из интересов Еревана, другой вопрос, что эта резолюция сама по себе именно для Армении будет неприемлема, независимо от того, касается ли это России, Абхазии или Южной Осетии. Это может быть причина, что выбрали такой способ голосования. Так как еще должны помнить, что южнокавказские конфликты рассматриваем и мы и грузинские партнеры по отдельности. Это не часть пакета, это можно рассмотреть как отдельный подход по отношению к конфликтам в Абхазии и в Южной Осетии и исключая распространения на другие конфликты”,- говорит Арсен Харатян.

Rezolyuciya

По мнению эксперта политолога Гелы Васадзе, Армения всегда поступала так, потому что не могли отказать России и это первый демарш, определенный сигнал и не только грузинской стороне.

“Это в первый раз такое. На самом деле тут можно оценить двояко. Первое это то, что уровень отношении Грузии и Армении за последнее время очень серьезно поднялся и статус значения Грузии для нынешних армянских властей гораздо выше, чем при прежних. И второй момент, это то, что со стороны правительства Армении это реверанс не только в сторону Грузии, но и еще и в сторону запада. На фоне того, что сейчас опять появились разговоры о том, что от Армении требуют расширения своего контингента в Сирии, этот шаг очень интересный. То есть в Сирии был армянский контингент, но из Москвы требуют чтобы еще больше было. Это очень интересный сигнал сам по себе”.

По мнению политолога этот шаг плюс для армяно-грузинских отношении.

“Так или иначе этот шаг для грузино-армянских отношении – это плюс. Я думаю, что своего рода показатель для Москвы, что “да ребята мы с вами союзники, и не собираемся никуда уходить, но это не значит, что все ваши желания мы будем выполнять так как вы хотите. Армения будет действовать из своих национальных интересов”. По факту если там будет давление, будет очень сложно, но так или иначе это сигнал и Москве и западу. Западу, то, что они открыты для сотрудничества и, что они не находятся под абсолютным влиянием России, но где-то конечно очень большое. Для Грузии как для страны наверное не значимо, но для власти это тоже определенный сигнал, что они готовы к сотрудничеству, которое в общем-то сложилось”, – говорит Гела Васадзе.

Кристина Марабян