Armenian      Georgian

О новой геополитической ситуации, о направленности Грузии, влиянии соседних стран и о многом другом Jnews.ge побеседовал с бывшим послом Грузии в США, политологом Арчилом Гегешидзе.

После выборов в США вырисовываются новые очертания геополитики. Становится ясно, что мировая политика меняется. Где Грузия видит свое место?

-Я думаю, что Грузия должна быть там, где она есть. Я имею ввиду Грузия должна строить свой внешнеполитический вектор, исходя из той ценностной системы, которую она за все эти 25 лет независимости вырабатывала. А ценностная система – она либерально-демократическая. Мы хотим быть демократической страной с сильными демократическими институтами. Очень многое для этого делается и еще больше остается сделать.

Грузия сейчас находится в очень интересном процессе, каторый называется повестка дня ассоциации, то есть мы с Евросоюзом подписали соглашение об ассоциации и в рамках этого соглашения мы осуществляем повестку дня ассоциации, которая предполагает за несколько лет точнее до 2027-28 года перенять практически 80% правовой базы Евросоюза и соответствующие институты.

Если мы к этому времени, лет через 10, дойдем до такой вот степени импорта, так сказать европейских ценностей и институтов, тогда Грузия будет европеизированной страной с соответствующим уровнем прав человека, прав собственности, свободы, равные перемещения в том числе и так далее. Просто остается открытым вопрос в политическом смысле в каком союзе или в союзе с кем Грузия будет находиться.


На данный момент влияние какой страны наиболее ощущается в Грузии?

-Это зависит от того какими мерками измерять степень зависимости или влияния. Например в России живет почти около миллиона наших бывших сограждан, которые в 90-ых годах покинули Грузию, переехав в основном в Россию. Это очень важный фактор, который делает нас зависимыми от отношений с Россией. Почему, потому что они наши бывшие сограждане и мы хотим их благополучия, хотим, чтобы они сохранили свои связи с родиной, приезжали, инвестировали. Это очень важный фактор.

Второй фактор – это то, что Россия наш сосед и мы не можем быть безразличными к тем процессам, которые там проходят. Мы бы желали, чтобы наш самый большой северный сосед был таким же демократическим государством, к которому мы стремимся, чтобы эти отношения были действительно равноправные.

Что касается Турции, то в новую эпоху, после обретения независимости у нас всегда строились очень дружественные отношения с близкими соседями. В свое время, когда Грузии было очень трудно в начале 90-ых годов и после, Турция нам помогала и грантами и технической помощью и тд и тп. Мы строили наши отношения на этом фундаменте близости и дружбы, потом нас сплотили проекты по энергокоридору. Мы стали стратегическими партнерами. В последнее время усилились контакты в Аджарии, где чувствуется близость к Турции. Турция является одним из главных торговых партнеров Грузии. Одним из главных инвесторов. Очень трудно сравнить Россию и Турцию. Оба соседа очень важны для Грузии и мы бы хотели, чтобы был всегда мир, чтобы в этих странах была стабильность и преобладал всегда дух демократической трансформации.

Возможно ли исполнение ваших пожелании при нынешних властях в высшеперечисленных странах?

-Очень многие спрашивают, куда идет Турция в данное время, конечно некоторые процессы, которые сейчас в Турции проходят, настораживают. Я думаю, что в Росиии не меньшего значения негативные процессы идут, но опять таки, исходя из того, что мы жители Грузии должны быть и являемся больше оптимистами, чем пессимистами будем надеяться, что там здоровые процессы восторжествуют.

Во избежание влияния со стороны России, Грузия отказалась от российского газа и “Газпрома”. Однако после случая с азербайджанским журналистом Афганом Мухтарли, стало понятно, что влияние азербайджанского “Сокара” существенно…

– Пример “Сокара” относится к вопросу монополии в определенном секторе. Монополие, если оно неестественное, не на руку здоровому экономическому развитию. Но если “Сокар” добивается успеха в своем деле в рамках конкурентной борьбы, тогда значит компания этого заслужила.

Что касается выдачи азербайджанского гражданина, если это правда, и к задержанию этого человека и передаче Азербайджану причастны власти, то на это нужно посмотреть с двух сторон. С одной стороны. Если какая-то правовая база существует в том смысле, что есть обязанность, официальная договоренность с азербайджанской стороной и обязанность при случае официального запроса со стороны Азербайджана передать человека, то это исходит из этой правовой базы.

И вторая с моральной точки зрения насколько это оправдано. Касательно второго вопроса я считаю, что это не правильно. Если наши спецслужбы причастны к этому, и если сама процедура этого факта была проведена с нарушением прав человека, или иных законов, то это очень плохо.

Кристина Марабян