Armenian      Georgian

Герои-ветераны Джавахети: ряды ветеранов Второй мировой войны редеют, но их воспоминания ещё свежи и живучи.

В селе Хандо Ахалкалакского муниципалитета 93-ий год жизни проживает Ашот Алагулян. Человек, который в 16 лет призвался в советскую армию. Человек, чьё собственное Я сформировалось на поле боя.

“Это было в 1942 году, я был пастухом, меня спустили с гор и забрали в армию, мой брат упал, сломал себе ногу, я вынужденно сказал, что пойду вместо него, я был ребёнком, всего 16 лет, я родился в 25-ом году. Моя мама плакала, все плакали… (ред. его глаза наполнились слезами)”,- рассказывает ветеран войны.
3
Дедушка Ашот, рассказывая о своих воспоминаниях, иногда отмечал: “Мы воевали во имя отечества, друг рядом погибал, ранился, сердце разрывалось от боли, но ты должен был сражаться, не было другого выхода”. Ветеран вспоминает, как после каждого боя они считали кто остался, кто погиб.

93-летний Ашот Алагулян как сегодня помнит как в первый раз пустил снаряд.

“Что мне говорили, то и делал, Ако крикнул тяни шнур, я потянул и удивлённо смотрел, товарищ Мурадян просил, что случилось, я сказал, а куда снаряд подевался. А он, Ашот джан, снаряд 20 кг весит, вот так идёт вверх, потом падает на голову врага, я был ребёнком, не знал, не понимал…”, – рассказывает Ашот Алагулян.

2

Несколько дней назад село Хандо было богато двумя ветеранами, сегодня только одним. 15 дней тому назад мы посетили второго ветерана Второй Мировой войны из села Хандо – Амбарцума Нуриджаняна. Но сегодня к своему сожалению мы узнали, что 7-го мая его не стало.

На наш вопрос, помнит ли он в какой дивизии он служил, проживающий последние дни своей богатой жизни Амбарцум Нуриджанян ответил чётко и ясно.
“Амбарцум Ваноевич Нуриджанян, я в Грузии в 1941 году 10-ого декабря призвался в советскую армию, нас было около 150 человек, из Ахалцихе, Ниноцминды и Ахалкалаки, мы на санках спустились через Бакуриани, по дороге был снег, наконец дошли до Тбилиси, нам дали одежду и перевезли в Ереван, я попал в армянскую дивизию – в 89-ую, полк – 526-ой, 3-ий батальон, 3-я рота, командир взвода – Ашот Багдасарян”, – без секунды паузы и колебания, с особенной воинской гордостью сказал Амбарцум Нуриджанян.
4
“Я выстрелил из пулемёта и вдруг кровь потекла по груди, я крикнул, что я ранен, меня повели в санчасть, врач перевязал мне рану. Меня повели в какой-то дом, чтобы я там остался, меня взяли под руки повели в дом, посадили. Я сидел ссутулившись, была женщина 65-70 лет, она сказала чувствуй себя, как у себя дома, считай, что ты мой сын, меня переодели, помыли голову, накормили. А на второй раз меня ранили в руку”,- рассказывал о своих воспоминаниях Амбарцум Нуриджанян, добавляя: “Пуля до сих пор ещё в моём теле”.

После того, как в Грозном его ранили во второй раз, Амбарцум Нуриджанян в 1944-ом году попадает в Тбилиси в больницу имени Арамяна. После того, как вылечился, он вернулся в родное село.

“Война – это ад, голодные, такие времена были, когда мы жили только на хлебе, обходились одной рыбой, веришь, наш полк всегда сильно сопротивлялся”, – сказал ветеран войны, добавляя, что сегодня миру необходимы мир, человечность, благородство и почёт. “Чтобы мы друг друга уважали, как люди, как народ, чтобы жили спокойно. Наш народ другой, наш джавахетский народ выше всех народов, он выше всем”, – сказал Амбарцум Нуриджанян.
5
По поводу смерти дедушки Амбарцума выражаем свои соболезнования семье и родственникам ветерана.

Агуник Айвазян