Armenian      Georgian

Тотальный контроль за игроками, преступления, потеря денег, которые можно было потратить на семью, непонимание и конфликты с семьёй, – это лишь часть последствии от игромании.

Пошёл, соблазнился, поиграл, вошел в азарт, проиграл огромную сумму, после приходит осознание содеянного и одно из последствий – суицид. Недавний случай суицида из-за проигрыша, когда молодой человек из села Джиграшен покончил жизнь самоубийством, не первый и не последний. Занятий в провинциальном городе мало, для мужчин это машины, карты, домино, рестораны и казино. В маленьком городе работают уже 4 игровых заведения, с увеличением числа заведений можно предположить – бизнес доходный. Не все игровые заведения в Ахалкалаки – казино, есть слот клубы и тотализаторы.

Зимой клиентов игровых заведений становится намного больше, это обусловлено тем, что мужчины, которые едут на сезонные работы из всего муниципалитета, возвращаются обратно. В этом году исходя из упавшего курса на рубль и низкого дохода, клиентов у казино меньше, но достаточно. Приходят в первый день, играют, потом приходят во второй раз и в третий, и это становится зависимостью. Надо заметить игромания в Ахалкалаки носит как и политика гендерный характер. Женщины Ахалкалакского муниципалитета игровые заведения обходят стороной. Поэтому для восприятия общей ситуации мы поговорили с разными людьми, имеющими связь с разными игровыми заведениями. Их комментарии, по их просьбе используем анонимно.

“Играют потихоньку на то, сколько есть, потом на то, сколько могут найти, потом на то сколько, смогли украсть. Недавно один совершил кражу, отнес продал, что есть и пришел сыграл. Его поймали. Четкой системы нет. Никто не знает когда повезет. Сами владельцы играют, играют чтобы выиграть. Проигрывают своим же аппаратам. Приходят смотрят сколько аппарат проглотил и ждут, что вот-вот аппарат выдаст деньги. Нет логики понимаете? Они могут 50 000 съесть, но ты не выиграешь, а можешь выиграть, поиграв только на 5 лари. В Ахалкалаки у большинства игровые аппараты не собственные, они берут в аренду и примерно 20 % дохода отдают владельцу. У нас этот бизнес уже не прибыльный, потому что много их стало и связан он с большими рисками”,- рассказывает источник.

Возраст игроков игорных заведении Ахалкалаки разный, от 18 до 70 лет большинство игроков приезжают из сел, но и из Ахалкалаки их не меньше.

“Есть постоянные игроки, везунчики, которые могут проигрывать, проигрывать, а в конце выиграть. Реакция у разных людей разная. Серьезные игроки могут проиграть 10 000 и спокойно выйти уйти и сказать до свидания. А мелкие игроки могут 5 лари проиграть и ударить, разбить аппарат. Каждый аппарат стоить в размере 30 000 евро и если игрок разобьёт сенсорный экран все – этот человек попал… Многие осознают что это плохо, в основном это опытные игроки, а вот начинающие говорят когда захочу перестану, пока не осознают, что это уже невозможно. Тех которые перестали быть игроманами можно посчитать на пальцах, и то бывают моменты когда начинают снова играть”, – рассказывает работник казино.

Насколько часто приходят игроки зависит от того, есть ли деньги и как часто из сел приезжают в город. Выяснилось есть такие, которые как приедут в город первое место куда идут – это игровые залы. Это то же самое, как курить папиросы. Не могут перестать. Как рассказали источники, работающие в казино, обычно бывает так, приезжают из какого то села 7-8 человек, один никогда не был в городе, другой никогда не видел игрового аппарата. Один играет другие смотрят. На следующий раз уже те, которые смотрели за игрой хотят сами играть.

“Всегда наоборот. Когда человек в первый раз играет, практически всегда выигрывает. Это не объяснимо. К нам некоторые ходят как на работу. С конкретной суммой приходят, проигрывают уходят, а если выигрывают, то остаются и дальше. Некоторые скрываются. Родители игроков раньше часто приходили, не ругались но пытались нас уговорить, чтобы мы не пускали играть. Но мы простые работники, как можем не впускать человека”, – рассказывает работник казино.

Обычное для Ахалкалаки “взаймы” в местных казино в основном не действует. Люди играют на то, что есть в кармане. Хотя известны случаи, когда играют в долг, а потом отрабатывают деньги в России и отправляют гасить свой долг.

По словам IT специалиста из Тбилиси, чье имя также не будем разглашать, все игровые заведения подконтрольны государству.

“На центральном компьютере установлена база данных посетителей. На ресепшене стоит веб камера, и персонал регистрирует всех пользователей казино, то есть паспортные данные, год рождения, личный номер, кто сколько выиграл и фото и тд, все это вводится в базу и хранится всегда, требования такие. Это не для налогов, а просто информация, делается для тотального контроля. То есть всегда работают камеры, и в любой момент могут придти и проверить, все ли пишется. Если нет – штрафы. Штрафы немалые, в первый раз 2000 во второй 6000, в третий – 18000. Прибыль казино нам и не снилась. В вашем маленьком городе крутятся хорошие деньги, даже очень хорошие”, – рассказывает программист.

По его словам много играющих в больших городах Грузии приезжают из соседних мусульманских стран, где казино запрещено по закону. Да и на месте игорный бизнес имеет огромное значение для бюджета страны, кроме официального налога у казино отбираются довольно крупные суммы…

“Для азербайджанца проиграть миллион – это развлечение. Там запрещено и турки у нас играют, там тоже нельзя. Прибыль казино – десятки миллионов в день. Половина бюджета Грузии от игрового бизнеса. Строительство финансирует игровой бизнес. Да и кроме бюджета черным налом у казино отбирают 30 % прибыли”,- рассказывает программист.

Игровой бизнес развивается. Неоднократно родителям или родственникам приходится покрывать долги своих родных. Им приходится продавать все, что было накоплено годами, думая, что это в последний раз…

Кристина Марабян