Armenian      Georgian

Пчеловод Артюш Акопян считает, что для развития пчеловодства в регионе необходима государственная поддержка.

«Со дня рождения вплоть до настоящего времени я среди пчел, я не могу жить без них, если не будет пчел, то и меня не будет. В нашем роду все держали пчел. В молодые годы, когда работал на госработе, то времени не было ими заниматься, но мне было очень интересно, помимо интереса я также помогал родителям и сам не понял, как сам начал ими заниматься», – рассказывает пчеловод, старше 70 лет.

petak

Акопяны в районе известны как «Мехренк»(род мёдовых). Их так прозвали, поскольку они в Ахалкалаки, начиная с прадедов, занимаются разведением пчел.

Во дворе своего дома Артюш Акопян держит считанное количество пчел. Он дает свое объяснение – для развития пчеловодства в регионе необходимо государственное содействие.

«По крайней мере, молодых пчеловодов могли бы хоть чем-то заинтересовать. Мягко говоря, обратили бы внимание на мед, основали лабораторию, чтобы могли экспортировать в Европу. Естественно, мы тоже хотим выйти на иностранный рынок, но дальше слов дело не продвигается. Разговоры остаются в воздухе, но ничего конкретного нет», – говорит Артюш.

Hakobyan

Пчеловод сравнивает, если один килограмм меда в Грузии с трудом продается за 18-20 лари, то в Европе он столько стоит в евро. Но в Грузии нет соответствующей лаборатории, где можно было бы проводить все проверки в соответствии с европейскими стандартами.

«До сих пор у нас нет нормальной лаборатории, есть одна в Ахалцихе и одна в Тбилиси, и то не могут провести анализы по всем компонентам, в соответствии с евростандартами необходимо проверить 37 компонентов. Никому нет дела до пчеловодства», – отмечает Артюш.

pexakner

На замечание Jnews действительно ли в меде Джавахети содержится антибиотик, он ответил: «вполне возможно. Все говорят об экологии, но в реальности до нее никому нет дела, сейчас так много пестицидов используют, что даже уже мух нет».

«Государство должно вводить ограничения. Правда, использовать пестициды в определённых дозах разрешено, но в строго определенное время – или очень рано утром, когда только светает, и вечером после 6-7 часов, когда пчелы уже возвращаются в улей, то есть, когда заканчивается время их полета. Сейчас ульи ломаются, заканчиваются, люди приходят говорят, что открывают соты, в них мёд есть, но самих пчел нет», – с болью отмечает 70-летний пчеловод

В 2006 году Артюш Акопян вместе с 18 пчеловодами создает Ассоциацию пчеловодов совместно с организацией «MercyCorps».

banka

«Мы, 18 пчеловодов, открыли Ассоциацию, расфасовали мед, собрались хорошие пчеловоды, и работали неплохо, потом с годами все изменилось. Покупателей нет, нет экспортного рынка. Одно дело производить, другое – реализовать произведенный продукт. Во-первых, у населения нет денег на руках, сходите, увидите какие долговые списки за хлеб в магазинах».

Артюш Акопян увлеченно смотрит на пчел и говорит, что пчела из любого улья знает свое место. «Прилетает, залезает в свой улей, принося с собой ароматный груз».

xuxa

Агуник Айвазян