Armenian      Georgian

Больше месяца, как в Грузии согласно новому техническому регламенту мясо в продаже должно иметь маркировку. В Джавахети оно продаётся без маркировки. Почему здесь не действует регламент по продуктовой безопасности, перед какими трудностями оказались продавцы мяса и, что об этом думают покупатели.

Зачем нужен новый регламент

Технический регламент по обязательной маркировке является одним из шагов к общей безопасности и свободному обороту мяса и мясопродуктов. Согласно новому регламенту, кроме формы №2(ветеринарная справка) и печати ветеринара мясо и мясопродукты до размещения на продажу должны иметь соответствующую маркировку. Постановление правительства о новом регламенте (№118) было принято 9 марта 2016 года и вошло в силу с января 2017 года.

Маркировка означает, что каждый кусок мяса и каждая упаковка мясопродукта в продаже должны иметь следующую информацию – номер распознания бойни, где забили животное, номер бирки на ушах, личный номер владельца, государство, дата забоя и срок годности.

По словам директора Бизнес центра Ахалкалаки Махаре Мацукатова, данное изменение входит в общий процесс развития продовольственной безопасности, к которой Грузия стремится в рамках Ассоциированного соглашения с Евросоюзом.

“В Грузии постепенно входят в силу разные регуляции по продовольственной безопасности, в прошлом году в силу вошли регуляции на молочные продукты, сейчас, с 1 января ввели на мясо и мясопродукты”, – говорит Махаре Мацукатов.

Знают ли о новых правилах здесь…

jnews.ge побывал в 7-и магазинах мяса в центре города, 1 был закрыт, а продавцы остальных 6-и не знали об обязательной маркировке продаваемого мяса.

«Я не слышал о таком законе. Мы законно работаем. У нас есть кассовый аппарат, платим налоги. А откуда взяться ветеринару, чтобы проверил. Мясо не проверяется. Мы ищем, смотрим, если скот здоровый, хороший, покупаем. Я же не сумасшедший, чтобы мясо больного скота принести и продавать»,- говорит продавец №1 (все продавцы согласились ответить на наши вопросы только с условием, что их имена не будут опубликованы).

Продавец мяса другой торговой точки тоже не знал о новых регуляциях.
«Врачи учились, а мы на практике, исходя из опыта стали врачами. Я 30 лет занимаюсь этим делом и уже различаю скот больной или нет», – говорит второй продавец.

Вместе с внедрением новых регуляций, законов и правил во имя развития и пользы населения, необходимо также подготовка основы к новому и информирование об этом основных звеньев.

Директор Бизнес центра Ахалкалаки считает, что государство должно позаботиться об эффективном информировании фермеров и продавцов мяса.

“Пойти на места, найти тех НПО или медиа, которые могут эту информацию эффективно распространять. Информировать должны государство, НПО и представители министерства, ветеринарные службы… С одной стороны государство неэффективно работает в этом направлении, с другой стороны наши фермеры тоже должны понять, что все идет к стандартизации и все меняется. Кто заинтересован, тот найдёт информацию. К сожалению, наши производители если что-то узнают никогда не проявят интерес, потому что не хотят менятся”, – говорит Махаре Мацукатов.

Председатель департамента продовольствия, Национального агентства безопасности продуктов Демна Хелаиа говорит, что информационные плакаты о новом регламенте, в том числе на русском языке, будут готовы только к концу февраля.

«Мы во всех регионах информируем. Наши представители приедут в Ахалцихе и проведут информационные встречи. Мы же не можем в каждый город и село приехать. Мы едем только в региональные центры», – сказал Демна Хелаиа.

Главная проблема, почему трудно соблюдать регламент

Маркировка мяса делается в бойнях. В Ахалкалаки же на сегодня нет бойни. Продавцы мяса сами едут в села, находят скот, сами забивают и продают, без ветеринарной проверки и без маркировки.

Демна Хелаиа говорит, что нельзя продавать мясо так, как это делается в Ахалкалаки.

«Всем выгодно, им нет?! Они нарушают закон. Любое животное, которое предназначено для реализации, должно быть забито в бойне. Бойня обязательно должна работать. У нас в Грузии нет региона, где бы не было бойни. Они все частные. Может все мясники объединятся и откроют примитивную маленькую скотобойню», – сказал Демна Хелаиа.

На ответный вопрос, что делать продавцам Ахалкалаки и Ниноцминда, так как здесь нет бойни, Демна Хелаиа предложил им пользоваться бойнями Ахалцихе.

Однако такой вариант продавцам не выгоден, по их словам, они должны закрываться днями, чтобы везти скот на убой.

А что касается местной бойни, то в 2013 году в Ахалкалаки открылась частная скотобойня, собственником была ООО «Джавахети 2010». Но уже в 2015 году она перестала действовать. Но по словам директора бывшей скотобойни, Сашика Алексаняна, на протяжении 2 лет бойня реально действовала только 2 месяца.

«Продавцы мяса не покупали мясо у нас. Нам все с удовольствием в селах предлагали скот, и мы привозили здоровых нормальных животных. Просто продавцы не хотят войты в налоговое поле. Потому что, когда мясо от нас покупают, то они входят в налоговое поле. Они не всегда показывают правильное количество продаваемого мяса», – говорит директор скотобойни Сашик Алексанян.

Продавцы же по-своему объясняют свою незаинтересованность в услугах бойни.
«Никто работникам бойни нормального мяса не продавал, они покупали за 7 лари и продавали нам за 11 лари. У них было некачественное мясо, я никогда не покупал у них», – говорит третий продавец мяса.

Другой продавец считает бессмысленным услугу бойни, мясо бойни не покупал, а для убоя делал всё сам.
«Я разъзжал с одного села в другое, находил мясо, отвозил, сам забивал в бойне, еще и 50 лари платил им. За то, что в их помещение забил и ещё 100 лари платил шофёру за перевозку. За что мне им платить», – говорит другой продавец.

Один из продавцов наряду с теми же претензиями, которые высказали все продавцы, отметил ещё и про другую мешающую деталь.

«Бойня после четырех закрывалась, а я мог скот привезти вечером. Их условия для нас не были выгодны», – рассказывает продавец.

Директор Бизнес центра Ахалкалаки Махаре Мацукатов считает, что скотобойня Ахалкалаки должна ориентироваться не только на местный рынок, а также участвовать в разных программах.
“Я к сожалению не знаю, почему прекратила деятельность Ахалкалакская скотобойня, но в Аспиндзе например очень хорошо работает. Например владельцы аспиндзской бойни со многим донорскими организациями сотрудничают, и уже много дотации получили, оборудования, гранты, участвуют во многих тренингах. А наши хотят, чтобы за них кто-то делал, не хотят развиваться. Для прибыли надо тратить много времени и усилий, а наши хотят сразу получать прибыль. Аспиндзские 6-7 лет работали, не получая дохода, зато сейчас у них одна из самых успешных скотобойен”, – говорит Махаре Мацукатов.

В животноводческих сёлах ждут продавцов извне

фермер из села Сульда Карлен Петросян говорит, что продавать мясо азербайджанцам выгоднее, чем сдавать в бойню.

У Марукяна Мамикона на данный момент 17 коров, по его словам, два года назад у него было 40 коров.

«Турки покупают скот, платя 5 лари за кг живого веса, причём вес скота оцениваем на глаз. А бойня от нас покупала за 4 лари. Причём взвешивала и покупала в случае, если скот весит около 300 кг, а у нас бывают коровы 250-260кг. Местные продавцы мяса покупают за 9 лари (ред. за мясо)»,- говорит Мамикон Марукян.

Сосо Аракелян тоже предпочитает продавать местным азербайджанцам.
«От нас покупают марнеулцы, гардабанцы, азербайджанцы. За 300 кг скота они дают 1000-1200 лари. Уже сколько лет они самые выгодные покупатели для нас. А на бойне требуют за убой, к тому же кожу и все потроха забирают себе. Нам остается 8 лари. А это не выгодно», – говорит Сосо Аракелян.

Что думают те, кого защищает регламент

Акоп Асланян не может точно сказать он за или против нового регламента, так как видит и положительные и отрицательные моменты в этом.

«Как покупатель, я буду жаловаться на подорожание в первый месяц, но потом все равно стану покупать, привыкаем. Маркировка с одной стороны правильно и нужно, но с другой стороны, когда сельчане сдают свой скот на бойню, это добавочный расход. Любой человек хочет хотя бы на 1 лари меньше тратить. До сих пор для меня не имело значения есть маркировка или её нет, я не смотрел на это. Покупали, приносили домой, варили и кушали», – говорит Акоп Асланян.

Потребитель в Ахалкалаки постоянно надеется на совесть продавца, а продавцы, так как общество маленькое, стараются не терять доверия у своего хоть одного покупателя. Кроме того в беседе с простыми потребителями выяснилось, что они не хотят каких-либо изменений, которые повлекут за собой повышение цен.

Сусанна Мурадян всегда покупает у знакомых.
“Пока что никаких инцидентов не было. Я очень долго варю мясо, до тех пор пока мясо не отделится от кости. У меня дети, поэтому я всегда осторожно отношусь к этому”, – говорит Сусанна Мурадян.

Минасян Офеля тоже покупает у знакомых и не смотрит есть ли печать или нет.

Какова ответственность за нарушение регламента

Новый технический регдамент уже в силе и соотвествующие органы должны следить за тем, чтобы он соблюдался во всей стране. По словам председателя департамента продовольствия, Национального агентства безопасности продуктов Демны Хелаиа, контролировать процесс будут работники их региональных центров.

«В Ахалцихе есть ветеринарная служба. Как только появится возможность, они приедут на проверку», – говорит он.

По его словам штраф за реализацию мяса без ветеринарного надзора на первый раз составляет 1000 лари. Плановая проверка мяса и мясопродуктов со стороны контролирующих органов должна проводится 6 раз в год.

Интересно будет проследить как будет решаться этот вопрос, и как заработает данный регламент. Будут ли решаться проблемы с корня или будут добиваться придерживания регламента с помощью штрафов, имеет большое значение как для продавцов так и для покупателей.

Шушан Ширинян