Armenian      Georgian

Многие жители Джавахети не смогли уехать на заработки в прошлом году из-за пандемии коронавируса. Некоторые были вынуждены взять кредит, чтобы обеспечить семью необходимым или на лечение, а некоторые взяли кредит, чтобы начать дело и получить прибыль. Но и первые и вторые ждут возможности выехать на заработки, чтобы суметь покрыть кредит.

Роман Авагян из села Маленький Самсар. В прошлом году, когда границы закрылись, в какой-то степени он обрадовался, наконец-то останется в родном селе, рядом со своей семьёй. Роман со своим братом решили серьёзно заняться сельским хозяйством. Взяли кредит, купили трактор. Они приложили все свои усилия, чтобы получить такую прибыль, которая бы содержала семью в достатке и покрыла бы кредит.

kredit6Роман Авагян с детьми у купленного в кредит трактора

В семье Романа Авагяна 10 человек, из них четверо детей. Вместе живут два брата со своими семьями и с родителями. Из семьи работала только жена брата в сельской школе, но она сейчас в декретном отпуске. В семье не жалуются на достаток. У них есть земельный участок, который каждый год обрабатывают. Но Авагяны живут на средства, полученные в результате заработков за границей.

kredit samsar Новый трактор и Вилис

Трактор, купленный Авагянами, стоит 27 000 лари. Сумму они взяли в кредит под 40% в июне прошлого года из банка ТВС. Кредит должны погасить за три года, в год оплата в размере 8000 лари. По согласию братьев, они обязались платить два раза в год, в декабре и в апреле по 4000 лари.

Роман надеялся, что занимаясь сельским хозяйством всей семьёй, легко смогут заплатить сумму, взятую из банка в кредит. А потом планировали ещё и агрегаты для трактора купить, которые стоят 10 000 лари. Думали покроют этот кредит, потом возьмут другой на покупку агрегатов.

Он разочаровался и в банковской системе и в том, что всей семьей приложили все усилия, но особого результата не получили.

“В декабре собрали все доходы, еле заплатили, но скоро в апреле снова нужно платить 4000 лари. Не можем найти средства, наверное, машину (ред. Вилис) продам, чтобы по кредиту оплатить. Я думал, занимаясь сельским хозяйством, можно закрыть кредит. Но ошибся. Я жду, чтобы дороги открылись и смог бы поехать в Россию. Надежда на хопан (сезонные заработки за границей, ред.), чтобы там заработать деньги, принести и закрыть кредит”.

kredit2 Роман Авагян в своём доме

Роман Авагян брал кредит не с “закрытыми глазами” и не в спешку. Он обошёл все банки, узнал условия, но процент был одинаковым. Это был первый опыт Романа с кредитом, но, как он утверждает, и последний, он не собирается в будущем обращаться в банк.

“Просто если бы мы на один-два месяца раньше оформили бы, то проценты были бы в два раза ниже. Но мы не знали об этом. Вообще если бы я знал, ни за что бы не взял кредит”, – говорит Роман.

Мама Романа – Астхик говорит, что, кроме того, чтобы вкладывать все полученные лари в оплату кредита, нужно еще и жить, содержать детей. Семья держит еще пять коров.

“В селе многие берут кредит, и мы тоже попробовали. Молоко еще можно продать, но картошку не можем реализовать, чтобы кредит оплатить. У нас 50 тн картошки для продажи”, – говорит Астхик Авагян.

kredit1 Астхик Авагян с внучкой

Если Роман брал кредит, с целью получить прибыль от вложенных в сельское хозяйство денег, то у Айка Малхасяна было по-другому.

Айк Малхасян живет вместе с семьей брата и родителями пенсионерами в селе Ихтила. В семье 11 человек. Дом слишком маленький для большой семьи, хозяйство тоже маленькое.

Семья Малхасянов “узнала вкус” кредитов ещё в 2019 году. Брали маленькие кредиты, но с покрытием не было проблем, Айк уезжал на заработки и отправлял деньги. Однако кредит, взятый для лечения отца в январе 2020 года, стал роковым.

Он думал поедет в “хопан”, заработает денег, опять покроют кредит. Но планы Айка Малхасяна, как и у многих жителей Ахалкалаки поменяла пандемия. Он не смог уехать на заработки, и семья оказалась в безвыходной ситуации. Айк не может зарабатывать на жизнь, вдобавок еще и каждый месяц около 800 лари надо платить по кредиту.

kredit3 Айк Малхасяна у своего дома

Айк шутит, что каждый год уезжал с последним снегом и приезжал с первым.

“Я не помнил, как цветут у нас поля и деревья. Всю жизнь работал в хопане. Не было выхода, вынужденно взяли кредит. Еле каждый месяц платим проценты. Собираем сумму для оплаты от соседей, родственников, оттуда-отсюда, что будет, не знаю, осталось только дом продать. Взяли кредит, чтобы везти родителей к врачу. Отец принимает химию, за каждый визит платим 1200 лари, в начале каждую неделю принимал химию, сейчас раз в два месяца. Кром того дома дети, кушать хотят, одеваться нужно”…

kredit4 Дочери братьев Малхасян

Айк Малхасян брал кредит по 2000, 3000, 5000 лари. Потом набралось 15 000 лари. Чтобы немного снизить эту сумму семья продала всё, что возможно было.

Айк взял кредит в Микрофинансовой организации “Кредо” под большой процент, потом не смогли оплатить. Взял другой кредит из банка ТВС-и и покрыл кредит в “Кредо”.

Он надеется, что дороги откроются, и он сможет в этом году поехать на заработки в России.

“В ситуации, в которую мы попали, подумали, что лучше если возьмем из банка, чем попросим от родственников и соседей”, – добавила жена брата Айка Малхасяна.

Айк боится представить, что будет, если и в этом году не удастся уехать на заработки. У них остался только дом, если придётся продать дом, то где будет жить большая семья с больными родителями и маленькими детьми.

У 67% населения Грузии есть хотя бы один кредит. Это является историческим показателем для страны и одним из самых высоких в мире, как заявили в Национальном банке Грузии (НБГ). За последний, пандемийный год количество безнадежных кредитов увеличилось почти в два раза – с 4,4% до 8%. У НБГ есть опасения, что в ближайшее время эта цифра увеличится до 10-11%.