Armenian      Georgian

В Ахалкалакском реферальном госпитале за время эпидемии коронавируса случаи инфицирования подтвердились у пяти врачей и 14 медсестёр. В службе скорой помощи Ахалкалаки ситуация хуже, здесь из 22 работников заразились 19, из них четыре врача. Скорая не обошлась и без тяжёлой утраты, один из врачей не смог перебороть COVID-19.

Это может показаться странным, но в Ахалкалаки первыми от коронавируса заболели врачи. А если точнее, первыми выявили именно у них.

Радиолог Акоп Чахмахчян, как и другие сотрудники больницы, каждые 10 дней сдавал тест на коронавирус. Результат очередного теста стал для него настоящей неожиданностью. Как говорит сам врач, в начальной стадии у него никаких симптомов коронавируса не наблюдалось. Непосредственно после положительного результата теста Акоп Чахмахчян самоизолировался вместе со своей семьей и начал лечение.

«Мы узнали, что мы ковидинфицированные, а это уже было плюсом. Мы отправились домой и изолировались. Слава богу, переносили хорошо, у нас была легкая форма. У меня была высокая температура, потеря вкуса, запаха, у меня был, так называемый классической COVID, и можно сказать, что и излечился я классическим способом», – рассказывает врач.

Hakob
Акоп Чахмахчян, врач-радиолог

Акоп признается, что каждый час, каждый день ждал, что его состояние ухудшится. Были дни, когда он не выпускал градусник из рук, ожидая, что температура резко поднимется.

«Первая моя реакция на коронавирус была очевидной, как остальные, так и я каждый день ждал ухудшения состояния, ждал осложнений, но, с Божьей воли, я и моя семья легко перенесли», – вспоминает врач, победивший вирус.

Акопу удалось совместить болезнь с работой. Правда, это было непросто, но свой профессиональный долг он выполнял, диагностировав 20-25 человек в день.

«Во время моей болезни, поскольку моя профессия позволяла мне работать онлайн, я две недели выполнял почти ту же работу, что и находясь в кабинете», – говорит он, одновременно подчеркивая, что даже удаленная работа была настолько загружена, что не заметил, как он поправился.

Говоря об онлайн-работе, Акоп, упоминает, что работать легче, когда вы имеете непосредственный контакт с пациентом.

Завершая нашу беседу, Акоп Чахмахчян выделил, что каждое заболевание имеет индивидуальное течение в зависимости от иммунной системы человека. И, соответственно, есть люди, которые очень тяжело переносят коронавирус, есть люди, которые переносят легко, и есть те, кто даже не чувствует, что болен.
Hakob Chaxmaxchyan

Врач, за две недели, с легкостью победивший коронавирус, советует не заниматься самолечением, а главное – реально оценивать состояние и обязательно консультироваться с врачом.

«Поскольку на сегодняшний день никто не знает лечение от этой болезни, по этой причине присутствует страх. Мы даже не знаем, откуда взялась болезнь и к чему ведёт, поэтому люди должны быть ответственными и осторожными. Во многих случаях люди приходят с опозданием, они занимались самолечением и так далее. Они приходят к врачу в критическом состоянии, к врачу нужно обращаться с самого начала. Если люди обращаются к врачу при первых симптомах, то 70% пациентов с легкостью преодолевают болезнь».

В отличие от Акопа, Аракся, которая тоже врач, тяжело перенесла вирус.

«Сначала все протекает легко, вторая неделя – намного тяжелее. Сперва думаешь, что это обычный вирус, но дальше, с каждым днем, как говорится «чем дальше, тем интереснее»».

На второй неделе болезни Аракся наряду с высокой температурой и кашлем потеряла вкус и запах.

Araqsya
Аракся Срапян, терапевт

«Если вы чувствуете одышку, резко повышается температура, то в это время нужно немедленно обратиться к врачу. У меня, наверное, был COVID средней сложности, у меня было воспаление легких, и только с третьей недели я почувствовала, что иду на поправку», – вспоминает семейный врач, терапевт Аракся Срапян.

Врач говорит, что коронавирус – это страшное заболевание, и нужно со всей ответственностью подходить к лечению этой болезни.

«Люди, которые говорят, что не верят, что это ложь, блеф, уверяю вас, это не шутка, абсолютно здоровый человек может так сильно заболеть, что невозможно даже вообразить. Представьте, если здоровый человек может так сильно заболеть, что уже говорить о людях с хроническими заболеваниями. К сожалению, в основном молодые люди не верят, потому что у них бывает легкая форма заболевания, так как у них высокий иммунитет», – добавляет Аракся, чей муж, также врач по профессии, также был инфицирован и госпитализирован.

Hakob ev Araqsya Реферальный госпиталь Ахалкалаки, кабинет лучевой диагностики

Коронавирус протекает по-разному у разных людей. Врач Акоп Чахмахчян смог через две недели вернуться к работе, а врачу Араксии Срапян потребовалось три-четыре недели.

У доктора Амалии была самая сложная форма болезни. Она не сумела победить её. Амалия была первым врачом во всей Грузии, скончавшейся от COVID-19. Сегодня их число достигло нескольких десятков.

Супруг врача с трудом говорит об этом. Со дня смерти жены прошло два месяца, однако Лёва Паронян не может смириться с утратой.

У доктора был сахарный диабет, поэтому все протекало в сложнейшей форме. Оба супруга были инфицированы, но несмотря на это Лёва заботился и ухаживал за женой, но результат оказался необратимым.

«Я сам очень легко перенес, у меня даже температуры не было, но вкуса и запаха не ощущал. Я был занят Амалией, делал ей уколы, давал ей лекарства, не знаю, она очень тяжело переносила, она задыхалась, первые 2-3 дня была дома, пила лекарства, принимала витамины, мой сын в Москве, он тоже врач, и работает именно с covid-пациентами. Он говорил нам что делать, потом мы увидели, что состояние ухудшилось, и поехали в Тбилиси», – говорит Лёва Паронян.

Изначально у врача была температура от 37,3 до 37,6 градусов, а также наблюдалась одышка. Уже в Тбилиси температура поднялась до 39 градусов. Сын приехал из Москвы, чтобы поухаживать за ней, но …

Лёва подчеркивает, что после выявления инфекции весной этого года, они всегда соблюдали все правила безопасности, но наступил момент, когда расслабились, почувствовав себя в безопасности и даже не поняли, когда заразились.

«Я знаю, что причиной заражения был морской отдых, люди поехали в Батуми, вернулись и соврали нам, и вот так вирус распространился. Интересно, что мы не заболели в пик заражения, потом мы потеряли бдительность и заболели, но среди стольких заболевших умерла только Амалия».

Ему кажется странным, что первыми заболели работники скорой помощи, одновременно он говорит, что люди скрывали факт своего заболевания.

Лёва смотрит на фотографию жены, с которой его связывают 38 лет совместной жизни и со слезами на глазах вспоминает, что Амалия не хотела ехать в Тбилиси.

«Но когда мы попрощались, ситуация была не такой уж сложной. У неё был сахар, поэтому у неё была другая форма COVID. Она и остальные болезни тяжело переносила, даже обычный сезонный грипп. Сахарный диабет у нее был 15 лет».

C дрожащим голосом Лёва призывает всех быть бдительными и советует подходить со всей ответственностью, ни на минуту не забывать об этой страшной болезни. Обязательно носить маску, использовать дезинфицирующие средства.

Первый случай смерти пациента с коронавирусом был зафиксирован в стране 4 апреля. С тех пор этот показатель увеличился до 2 352.

С конца февраля и до 26 декабря в Грузии лабораторно подтверждены 220 508 случаев заражения коронавирусом. Общее число выздоровевших составляет 200 339.