О результатах Варшавского саммита, о перспективах вступления Грузии в НАТО, об отношениях с Россией, а также о вне блоковом статусе страны, Jnews.ge побеседовал с заместителем министра Иностранных дел Грузии Давидом Дондуа.

– Что дал Грузии Варшавский саммит НАТО в июле нынешнего года, есть ли какие-то сдвиги?

Варшавский саммит был еще одним шагом вперед в нашем членстве в альянсе. Были приняты довольно таки важные решения, как в политическом плане, так и в техническом. Сам альянс, как и индивидуальные государства, готовы оказать все более активную помощь для того, чтобы грузинские вооруженные силы были более эффективны, и было больше потенциала для самообороны. Это касается всех войск, как сухопутных, так и военно-воздушных. Одним из важных решений Варшавского саммита было то, что НАТО решил больше внимания уделить безопасности на Черном море, также, как он это делает в балтийском регионе, на Балтийском море. НАТО считает, что без стабильности и безопасности в черноморском регионе трудно будет гарантировать безопасность Альянса. Поэтому было решено начать стратегический диалог с этих вопросов, и изначально пригласили Грузию принять активную роль в этих дискуссиях.

– А что даёт повод говорить, что мы становимся всё ближе к Альянсу, что есть положительные продвижения в этом вопросе?

Совсем недавно после Варшавского саммита к нам приехал Североатлантический совет, который является главным исполнительным органом НАТО, и это был 4-ый визит этого института в Грузию, что само собой является беспрецедентным фактором. Потому что так часто ни в какую другую партнерскую страну Североатлантический совет не едет. Они приехали в сентябре, сразу после завершения Варшавского саммита, и главной целью этого визита было то, что по тем решениям, которые были приняты в Варшаве идут конкретные работы, как все это превратить в реальность. До этого в Грузию приезжал высший военный комитет НАТО. Было порядка 20 встреч в течение только этого года в формате комиссии Грузия -НАТО на уровне различных агентств, в том числе на уровне министров обороны и иностранных дел. И, что очень важно, на этом саммите впервые в истории Грузия-НАТО отношении во время саммита состоялось совещание комиссии Грузия-НАТО на уровне министров иностранных дел.

– Правительство “Грузинской мечты” придерживается политики улучшения отношений с Россией, насколько внешнеполитический вектор Грузии может иметь разную направленность, как это сказывается на евроинтеграции страны?

Ни одно другое правительство не сделало столько, сколько сделала “Грузинская мечта” за 4 года своего правления для того, чтобы продвинуть вперед наши отношения с НАТО и с Евросоюзом. Над Ассоциированным соглашением с Евросоюзом очень долгое время шла работа, но в основном она активизировалась после того, как в 2012 году во власть пришла “Грузинская мечта” и очень скоро мы завершили эту работу, подписали соглашение. Одним из главных компонентов ассоциированного соглашения является зона свободной торговли, что является таким положительным фактором, который еще больше сблизит наш бизнес и производство с европейским. В итоге это поможет нашему государству еще больше интегрироваться в Европу. Очень скоро наши граждане, имея паспорт государства Грузии, смогут без визы въехать в шенгеновскую зону…

Никогда таких интенсивных контактов у Грузии с НАТО не было, как в политическом так и в практическом плане. Я присутствовал на очень многих саммитах НАТО, потому что очень долго в этом направлении работаю. Не могу припомнить ни один саммит, где столько положительных и важных решении были приняты и все это случилось за те 4 года…

То, что это правительство хочет хороших отношении с Россией в этом нет ничего плохого, так как все государства, все соседи этого хотят и просто было бы нереально, чтобы кто-то не хотел бы иметь хороших отношении с таким большим соседом. Я хочу подчеркнуть то, что всегда отмечается нашим премьер министром и министром иностранных дел, что да мы проводим прагматичную политику с РФ и готовы еще более активизировать эти связи, но есть одна красная линия, все это не произойдет за счет стратегических интересов. А этих интересов два: территориальная целостность, от которого мы никогда не откажемся, и второе свободный выбор нашей интеграции и нашей связи с внешним миром.

– Некоторые политические силы говорят о вне блоковом статусе страны и это пользуется популярностью в некоторых кругах населения, что Вы думаете об этом?

Это звучит приятно. Но другой вопрос как это будет работать в практическом плане. К сожалению,что мы наблюдаем в нашем регионе и в других этот тезис практически не работает. Хорошо не зависеть ни от кого, но, принимая во внимание географию и те реалии на Южном Кавказе, в черноморском регионе, имея ввиду те интересы, которые есть у России по отношению к нашей стране, этот вариант реально не будет работать. Этот тезис не новый, еще в 90-ых годах, были разговоры на эту тему. Были даже попытки как-то посмотреть насколько это реально, но все факты указывали на то, что это не будет работать. К сожалению мы имеем реальные примеры, например Молдова, которая является типичным вне блоковым государством, где этот статус закреплен в конституции, но у них та же проблема с территориальной целостностью, с эмбарго продукции в Российской Федерации, тот же нажим и попытка политического влияния на процессы, происходящие в Кишиневе. Украина, у которой никаких намерении не было стать на этом этапе и в будущем, по крайней мере так сейчас говорится в Украине, что они не рассматривают свое членство в НАТО, за что они были наказаны, потому что они хотели иметь ассоциированное соглашение с Евросоюзом, что заключалось в свободной торговле, из-за этого они на этом этапе поплатились Крымом, поплатились стабильностью в восточной Украине и это к НАТО не имеет совершенно никакого отношения. Вне блоковый статус звучит хорошо, но к явному сожалению это не то, что сможет гарантировать прочный мир и безопасность нашей стране.

Кристина Марабян


  • За кадром

      Армянский лаваш Армянский лаваш включили в список наследия ЮНЕСКО. Это уже четвертый предмет из Армении вошедший в перечень нематериального культурного наследия. Среди них армянский хачкар, исполнение музыки на дудуке и средневековый армянский эпос «Давид Сасунский».