Armenian      Georgian

О конфликте между Ираном и США, о том, как обострение коснется всех трех стран Южного Кавказа, об экономическом влиянии конфликта на эти страны Jnews побеседовал с экспертом Фонда Рондели Зурой Батиашвили.

Может ли правратиться в открытую войну нынешнее обострение конфликта между США и Ираном при сегодняшнем раскладе?

– Самое главное определить значение слова война. На самом деле конфликт между Ираном и США длится долгое время, но интенсивность была низкая, однако на данный момент интенсивность возросла. Войны в классическом понимании не будет, с танками, с оружием, – этого не будет. Можно сказать, что ведение такой войны сейчас не в моде. Сейчас война  гибридная, с дронами, с другими современными методами… Наверно конфликт продолжится не так как был в последнее время с ракетами и всем прочим, будет гибридная война, будут использоваться те методы и вооружения, которыми обладают эти страны.  Будет  “PROXY war”  – это когда  в одной стране каждая сторона имеет своих союзников, например в Ираке есть сторонники Ирана и есть сторонники США, которые будут воевать между собой, будет такая же ситуация и в Сирии…

То есть война будет, но на территориях третьих стран?

– Конечно.

Был ракетный взаимный обстрел, заявления Трампа и Хоменей, фаза обострения будет ли продолжительной? 

– Если выйти за черту, за красную линию, что установили США, опять же это не будет война в классическом его понимании, не будут американцы брать Тегеран, будут точечные удары, а если конфликт продолжится, то и ситуация накалится.

Договорятся ли лидеры этих стран? Ведь есть разговоры о переговорах без каких-либо предварительных  условии?

– Сделать это будет не так уж и легко. Если бы это было бы так легко до сегодняшнего дня, как-нибудь договорились бы. Они будут разговаривать, но договариваться будет сложнее.

Как обострение ситуации отзовется на южнокавказские страны? 

– Мы не в центре Ближнего востока, поэтому на сто процентов никто не будет из этих трех стран вовлечен в конфликт, но будет кое-что независимо от того, хотят или нет будут вовлечены, например возросли цены на нефть во всем мире, если ситуация еще больше накалится и будут беженцы, скорее всего они будут выбирать страны соседствующие с Ираном, страны Южного Кавказа. Все зависит от того, какой будет ситуация на Ближнем Востоке.

Насколько правильно среагировали все 3 южнокавказские страны?

– Я считаю, что это правильная ситуация, что мы не вовлечены в таких крупных конфликтах, скорее всего это мудро,  когда сосед, большая страна Иран и с другой стороны стратегический партнер и союзник как США  на грани войны. Для всех стран заявления, которые делали главы МИД – правильная позиция.

Как конфликт повлияет на экономику стран Южного Кавказа?

Не могу сказать по поводу Армении и Азербайджана, но у Грузии с Ираном торговый оборот – 200 000 000 долларов США, как я знаю, это не очень-то большие цифры, но конечно не знаем какими будут новые санкции, о чем говорил президент Трамп. Детали пока что неизвестны. Посмотрим что будет в этих санкциях.

Иран заявил, что будет атаковать страны, откуда будет вестись война против Ирана. Как известно на Южном Кавказе  стратегическим партнером США является Грузия. Насколько возможно, что Грузия предоставит площадку для США? 

–  Пока что официально никто от Грузии этого не требует. Не требуют потому что например в Турции есть военная база “Инджирлик” и есть прямой выход на Сирию, Ирак и Иран. У Грузии таких преимуществ нет. Я считаю для нападения на Иран никто не будет требовать американские базы в Грузии. Если бы было такое настроение, давно уже сказали бы американцы. Намеки были, но эксперт -это не официально.

Как себя поведет Россия? 

– Россия на стороне Ирана, для России это идеальная ситуация, когда конфликтуют США и Иран, потому что цены на нефть выросли, а большая часть бюджета России зависит от нефти и нефтепродукции.

Кристина Марабян