Armenian      Georgian

Директор детских садов Ниноцминды Нарине Гиносян собирается писать жалобу на Энзела Мкояна о том, откуда у него могут быть подробные данные следствия по делу бухгалтерии детских садов, а также поспособствует тому, что Комитет этики парламента обсудит вопрос сексуального домогательства депутата.

Заявление директора детских садов Ниноцминды Нарине Гиносян о сексуальном домогательстве депутата Энзела Мкояна по отношению к ней вызвало реакцию в обществе. Депутат распространил заявление, в котором говорится, что обвинения Гиносян – это грязный политический шаг, сама же Гиносян говорит, что не собиралась оглашать это, однако теперь уже пойдёт на всё, чтобы доказать свою правоту.

“Как доказательство того, что я права, я готова на детектор лжи, я найду средства, продам квартиру, чтобы назначить детектор лжи. Если Энзел Мкоян уверен в своей правоте пускай пойдёт на детектор лжи. Я готова”, – говорит она.

По словам Нарине Гиносян, проблемы с депутатом Энзелом Мкояном возникли по причине того, что она отказывалась подчиняться его указаниям, принимать на работу по его указке, отказывалась покупать бензин в бензаколонках, где одним из владельцев является брат Энзела Мкояна Мартун Мкоян. Противостояние перешло на непристойные предложения.

“Сначала он делал предложение через подругу. Когда он получил категорический отказ, перешел к угрозам. И когда понял, что ни подкупы, ни угрозы не влияют на меня,  пригрозил “тогда держись”. Изначально я не думала предавать этому гласность. Это унизительно для женщины, у которой семья, взрослые дети, и я не хотела лишних разговоров. Но теперь подам в суд и буду отстаивать свои позиции”, – говорит Нарине Гиносян.

Нарине вспоминает, что часто от нее требовали предоставить документы на проверку. И в один день, председатель Сакребуло, не имея заключения аудита, объявил в ее отсутствие, что зафиксировано  хищение бюджетных денег в Объединении детских садов.

“Вызвали в мэрию и по дружески посоветовали оставить должность, сказали “вдруг посадят”. Но когда я отказалась это сделать, вызвали моего мужа с тем же предложением. После финансовая полиция забрала все документы на 2017-2018 гг. Я считаю, что некоторые работники финансовой полиции и прокуратуры в сговоре с Энзелом Мкояном. На меня начали давить, давили на моих свидетелей, уговаривали давать показания против меня. Тогда я поняла в чем дело”, – говорит она.