Armenian      Georgian

О региональной значимости железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, о джавахском факторе и о возможности присоединения к железной дороге Армении информационный сайт jnews побеседовал со старшим научным сотрудником Института Востоковедения НАН Армении, руководителем отдела Турции, историком Ваграмом Тер Матевосяном, который представил свои результаты исследований этого вопроса.

– Ранее Армения выступала против идеи строительства железной дороги. Сегодня проект Баку-Тбилиси- Карс становится реальностью. Какова нынешняя позиция Армении?

– С самого начала, когда в 90-ые годы стало известно об идее железной дороги, то Армения негативно отнеслась к этому проекту. В середине 2000 гг, когда началось реальное строительство, Армения также выступила против. Подключила Европу и США, которые изначально были не в восторге, и даже приняли специальную резолюцию, согласно которой американские банки не профинансируют этот проект. Но теперь, когда под большим вопросом сроки функционирования ж/д, есть множество вопросов, которые в Армении так и не прояснили. И, судя по моим впечатлениям, такая же ситуация и в Джавахети. Я полагаю, что основной вопрос в том, какова должна быть позиция на момент эксплуатирования железной дороги. Я конкретно считаю, что Армения должна работать и продвигаться вперед вместе с властями Грузии, чтобы Армения, и в частности Джавахети, извлекли выгоду от этой дороги. В первую очередь, бенефициаром должен стать армянонаселенный Джавахети, ни в коем случае нельзя препятствовать участию армян Джавахети в вопросе эксплуатации этой железной дороги. Три года назад я провел много исследований относительно этого вопроса. В ходе исследований я задавал такой вопрос членам Парламента Грузии, что финансирование азербайджанское, могут ли они быть против, поскольку инвестиции азербайджанские, а значит и решать им, кто будет участвовать в проекте БТК. В то время все парламентарии говорили, что преувеличиваем влияние азербайджанского капитала и присутствие Турции. Почти все были единодушны в том, что Грузия является суверенным государством и может самостоятельно определять свою транзитную политику. Потом понемногу увеличилось влияние турецкого и азербайджанского инвестиций, и тут главным вопросом является действие Армении, чтобы максимизировать свое участие и начать вести переговоры, и, чтобы власти Грузии осознали важность этой железной дороги для армян Джавахети, и почему бы и нет, для самой Армении.

– Какова вероятность того, что Армения изъявит желание участвовать в данном проекте? Какие препятствия могут возникнуть?

– В Армении отмечают, что после завершения строительства автомобильного коридора «Север-Юг» БТК станет много значить для Армении, преимущества присоединения к данному железнодорожному проекту тогда станут более ощутимыми. Тогда изменится и важность закрытой армяно-турецкой границы. Если внимательно рассмотрим, то Армении потребуются крупные инвестиции, чтобы построить железнодорожную ветку Карс-Гюмри, и ясно, что этого не произойдет в ближайшем будущем. Наиболее удобным вариантом станет использование железнодорожной ветки Гюмри-Ахалкалаки для отправки и получения посылок из Армении. В этом случае Джавахети сыграет свою важную роль. Джавахети станет местом пересечения бизнес-интересов. Наиболее благоприятным действием в этом направлении является обсуждение этого вопроса на международном уровне, отдавая приоритет интересам Армении, которые также положительно отразятся на интересах армян Джавахети. Я рассматриваю этот вопрос в таком аспекте.

– А Турция и Азербайджан не будут на самом деле препятствовать участию Армении в этом проекте?

– Армения должна определиться с Турцией, чтобы граждане Армении могли беспрепятственно пользоваться этой железной дорогой, не испытывая никаких проблем. Здесь ключевой становится позиция Грузии, если вдруг она вздумает не выступать против азербайджанского и турецкого лоббизма, что вполне вероятно, то в этом случае это становится серьезным препятствием для Армении. Потому необходимо уже сейчас начать действовать, однако непонятно почему время от времени Армения неожиданно удивляет своей логикой. Вдруг что-то не так пойдет, вдруг железная дорога создаст проблемы для Джавахети… По-моему мнению, чтобы исключить проблемы, необходимо действовать. За один день ничего не делается, для этого должны работать государственные институты с соответствующими людьми, которые будут в перспективе рассматривать этот вопрос и реально оценивать действия и соответствующие ресурсы для достижения своих целей.

– Мы провели многочисленные опросы среди населения, из которых стало ясно, что большая часть населения в целом со страхом относится к железной дороге. Чем это обусловлено?

– Как я понял при общении с населением, здесь население не информируют должным образом о целях железной дороги, присутствует также стереотипное представление об участии внешних силовых центров. Понятно, что они с легкостью формируются в общественном сознании, но государственные структуры, институты должны суметь работать в этом направлении. Для этого крайне важно, чтобы последовало двухстороннее армяно-грузинское определение на государственном уровне, о том, как Армения отнесется к работе железной дороги. Необходимо также работать с армянским населением, чтобы они поняли, что многое зависит от них. В действительности, если смотреть на это с другой стороны, то ситуация намного интересней. Если азербайджанцы и турки попытаются отодвинуть джавахцев на второй план, то у армян Джавахети зародится подозрение, что это противоречит их интересам, но в этом случае они должны понимать, что нельзя игнорировать мнение населения Джавахети, ведь железная дорога проходит через их территорию. Армянство Джавахети должно стать бенефициаром №1 в железной дороге, однако до сих пор такое впечатление, что это противоречит интересам армян Джавахети. Власти должны изменить это прагматичное восприятие. Власти Грузии должны круглосуточно работать в этом направлении, им нужно еще столько всего сделать. Например, при строительстве железной дороги армяне не особо вовлечены. Возможно, силой начнут эксплуатировать железную дорогу и у населения создадут иллюзию, что когда-нибудь это послужит их интересам. Понятно, что Армения изначально была негативно настроена – из Джавахети поступали сигналы. Теперь это необходимо изменить, Армения должна работать с Грузией, именно потому в этой стране у нас должен быть дипломатический корпус и такой посол, который будет очень активно действовать. Чтобы власти Грузии осознали, что не являются для нас рядовой страной, расположенной где-то на континенте. 70% нашего внешнего товарооборота осуществляется через Грузию. И исходя из этого, можно сделать очень много выводов.

Агуник Айвазян