Armenian      Georgian

Об удачах и недочётах реформы по децентрализации и “Закона о местном самоуправлении” Jnews.ge побеседовал с экспертом по вопросам местного самоуправления Давидом Лосаберидзе.

-Прошло 3 года с тех пор, как “Закон о местном самоуправлении” вошел в силу. Какие достижения и недочёты зафиксированы за это время?

Естественно есть и плюсы, и минусы, достижения и те пункты, которые мы провалили. Что можно считать достижением, в первую очередь первый пункт – это территориальная благоустроенность, увеличилось число независимых городов. То есть разделились интересы города и села. 7 городов – региональных центров получили статус самоуправления. Естественно это вызвало рост их бюджетов, они больше получают раздельно, чем тогда, когда были едины. Минус в том, что государственная, правительственная комиcсия должна была разработать до октября прошлого года варианты новых оптимизации, чего не случилось. До муниципальных выборов это должно было уже быть утверждено в правительстве и обсуждено в парламенте. Но конечно уже успеть невозможно, и, скорее всего, не будет сделано. Потому что есть противники реформы, которые говорят, что эта оптимизация не оправдывает, и они взяли вверх на данном этапе.

– Какие компетенции по закону были переданы местным самоуправлениям?

Например водоснабжение, у которого до этого вообще не было хозяина после 2006-ого года, после того, как было упразднено все и централизовано полностью. Или же например регулирование муниципального транспорта, что раньше имели право делать только 3 или 4 города. Сейчас уже все муниципалитеты имеют право сами спланировать и муниципальный транспорт и систему общественного транспорта. Минус в том, что законы, которые должны били принять, отраслевые законы еще не приняты. То есть более 170 законов должны быть изменены согласно органическому закону о местном самоуправлении. Два чтения прошло, но во время работы предыдущего парламента. Третье чтение еще ожидается, но я не думаю, что этот вопрос будет приоритетом на весенней парламентской сессии.

– Какова финансовая независимость местных самоуправлений в результате реформы?

Что касается финансов, подоходный налог был разделен, часть в размере 15% остается в муниципалитетах. Это хорошо, потому что муниципалитеты получили собственные доходы. Раньше на местах оставались только имущественные доходы. Это уже где-то в районе 300 000 000 в год, что увеличило возможности самоуправлений. Минус в том, что уменьшились трансферы, то есть когда добавили с одной стороны эти 300 000 000, уменьшили трансферы на 200 000 000 лари. Муниципалитеты от этого в основном выиграли, потому что уменьшение коснулось в основном Тбилиси. Но проблема в том, что формула трансферов еще не уточнена. Поэтому в некоторых муниципалитетах (в Самегрело или в Квемо-Картли) бюджеты уменьшились. Одним из требовании Евросовета и Евросоюза является то, что грузинское руководство должно уточнить эту формулу и сделать общедоступным, чтобы муниципалитеты с самого начала знали сколько им полагается финансирования. Когда правитель муниципалитета, гамгебели или мэр знает сколько будет бюджет муниципалитета, он сможет запланировать работы. Поэтому настоятельно требуется, чтобы формула была ясна с самого начала. Было обещано, что муниципальная собственность будет увеличена, сейчас идет спорный процесс между сторонниками и противниками реформы, что часть долевой собственности, которой владеет государство не может управляться, потому что слишком раздроблено. Имущество можно передать муниципалитету и будет муниципальная база, это имущество нельзя будет продать, но открыть какие-то центры для бездомных или для молодежи почему бы нет. Потому что они все равно пустеют или разрушаются.

Кристина Марабян