Armenian      Georgian

В Грузии студенты армянской и азербайджанской национальности вместе учатся в вузах.  Они дружественны до того момента, пока вопрос Карабаха не становится предметом обсуждения между ними.  Армяно-азербайджанская дружба, прерванная карабахской войной, или продолжающиеся отношения, не поддающиеся давлению межнациональных конфликтов, и что делают вузы, чтобы не допустить, чтобы Карабахский вопрос стал основой для студенческого конфликта?

Рауф Махарамов учится на втором курсе магистратуры Тбилисского государственного университета имени Иване Джавахишвили. Он окончил факультет международных отношений Государственного университета им. Илии.  Во время учебы в Университете Ильи у него была однокурсница -армянка, с которой у него бывали небольшие конфликты, но до сегодняшнего дня дружба не разорвана.

С 2010 года в различных высших учебных заведениях Грузии вместе начали учиться представители национальных меньшинств, особенно армяне и азербайджанцы.  Проект «1+4» позволяет негрузиноязычным абитуриентам поступать в университет, сдав только один экзамен на родном языке.  С 2010 по 2021 год в рамках программы «1+4» в различных учебных заведениях Грузии обучились и обучаются 3199 армяноязычных студентов.  По этой программе в Грузии учатся представители национальных меньшинств – армяне, азербайджанцы, осетины и абхазы.

В разных университетах по-разному проходит процесс преподавания.  Например, в Государственном университете Ильи негрузиноязычные студенты обучаются на смешанных курсах, то есть в курсе учатся и армяне, и азербайджанцы.

До поступления в университет Рауф не имел общения с армянами.

«В университете я впервые увидел армянина по национальности, свою однокурсницу, с которой сразу подружились.  Сначала как-будто присутствовал страх, избегали друг друга, потом у меня возникло желание познакомиться с ней поближе, мы учились на одном курсе, нам приходилось вместе составлять проекты. В конце концов мы признались, что бояться нечего и продолжили дружбу, как обычно», – говорит Рауф.

Во время учебы им не удалось избежать разногласий.  Рауф говорит, что его однокурсница обиделась и вышла из аудитории, когда они показали фильм, в котором армяне убивают азербайджанцев.  Она сказала, что у них есть тысячи фильмов об убийствах армян азербайджанцами, но они их не презентуют.  Это был первый и последний раз, когда они сделали друг другу что-то оскорбительное.

Студенты более чувствительны и критичны в первые годы обучения, поскольку они только выходят из замкнутого общества. Где существует образ врага в лице конфликтующей нации.

Raup Makharamov

Рауф сейчас уже не студент первого курса, он считает, что армянам и азербайджанцам Грузии не следует руководствоваться межэтническими проблемами.  Сегодня он учится в магистратуре онлайн.  Параллельно занимается ремонтом мебели.  Онлайн-уроки проходят утром и вечером.  Он вернулся в родную азербайджанскую среду и живет в Гардабанском районе.

«Я думаю, что между армянскими и азербайджанскими студентами, проживающими в Грузии, возможна дружба. В каждой нации есть хорошие и плохие люди», – добавил Рауф.

Дружба Рауфа с армянской однокурсницей пережила четырехдневную войну в Нагорном Карабахе 2016 года и вторую Карабахскую войну 2020 года и все еще стабильна, без проблем.  Однако он считает, что проблема взаимоотношений между армянами и азербайджанцами не будет решена, пока продолжается то же воспитание двух народов, семей, культуры и других ценностей.

Зоя Татарян училась с азербайджанскими студентами в течение года.  Сейчас учится на 3-м курсе.  Сначала все шло гладко, потом возникали конфликтные ситуации, но, в отличие от Рауфа, проблема не решилась с легкостью.

«У меня было очень хорошее мнение об азербайджанских студентах, потому что с раннего возраста нас воспитывали, что в каждой нации есть хорошие и плохие люди. Зная, что в Государственном университете Ильи много азербайджанских студентов, я не переживала, я была хорошо настроена», – рассказывает Зоя.

Конфликты между ней и однокурсниками начались еще до второй Карабахской войны. Темы конфликта варьировались в принадлежности  от видов блюд до этнографических песен и танцев.

Когда началась вторая Карабахская война, Зоя отмечает, что все это время они пытались сохранять спокойствие, но не вышло.

«Мы пытались сохранять спокойствие, но нам это не удавалось.  Либо мы начинали драку, либо они.  В социальных сетях были публикации, под которыми писали азербайджанцы и армяне из нашего университета, и всегда была ссора.  Бывало, что мы ссорились в комментариях, потом переходили к личной переписке», – говорит она.

Перед Второй Карабахской войной у Зои был довольно серьезный конфликт с одним из ее азербайджанских однокурсников, который дошел до «студенческого суда».

«Это было в 2018-2019 годах.  Хочу отметить, что у этого конфликта было нормальное завершение, мы оба поняли друг друга, мы понимали, кто был прав, а кто нет. Но сейчас отношения с этим однокурсником разорваны, когда мы встречаемся, то меняем дорогу», – добавляет Зоя.

После всего этого Зоя сменила факультет, чтобы не встречаться с однокурсником.  После этого были и другие удачные попытки дружбы с азербайджанскими студентами, но они закончились осенью 2020 года.

«Карабахская война повлияла на отношения между армянскими и азербайджанскими студентами.  У меня был очень близкий друг, мы везде ходили вместе, когда видели одного из нас отдельно, удивлялись и спрашивали, а где второй?  И сейчас у нас нет никаких отношений.  Я думаю, что онлайн-обучение очень помогло, что в то время не возникло очень большего конфликта».

Zoya Tataryan

Арзуман Алеев был однокурсником Зои по подготовительному курсу.  Он сожалеет, что отношения с его однокурсницей-армянинкой были разорваны из-за незначительных конфликтов.

«Мы здесь для того, чтобы учиться, у меня были друзья-армяне, и они у меня остались.  Слово Карабах никогда не произносилось в университете.  Мы должны понимать, что Карабахская война – это всего лишь политика, люди, которые ищут конфликта, должны знать, что это не наш конфликт. Мы находимся в стране, которая не является ни Арменией, ни Азербайджаном, мы находимся в Грузии», – говорит Арзуман.

Он отмечает, что если в раньше была возможна дружба между представителями двух народов, то что является препятствием сейчас?

Благодаря программе «Грузинский как второй язык» в Университете Ильи,  студенты разной национальности изучают государственный язык в одной аудитории, а в условиях эпидемии, в одной группе по Zoom.

Ивлита Лобджанидзе с самого начала проекта преподает азербайджанским и армянским студентам, она прекрасно знает их образ мышления, их преимущества и, конечно же, проблемы.

В Университете Ильи есть подход к поведению негрузиноязычных студентов и их интеграции.  В начале года администрация университета встречается с группами, разъясняет нормы общего поведения, в которых говорится об уважении к разнообразию не только студентов, но также лекторов и членов администрации.

«Студенты знакомятся с этой толерантной средой и, конечно, с правами и обязанностями, которые они должны соблюдать во время учебы, включая уважение к различным мнениям, различным культурам, языкам, религиям и так далее. Нам это более или менее удается.  Также хочу отметить, что к концу года между студентами складываются довольно успешные отношения», – добавляет лектор университета.

Ивлита заметила, что негрузиноязычные студенты старших курсов также продолжают поддерживать дружеские отношения и между ними больше связи.

«Если возникает разговор, который перерастает в конфликт и создает напряженность, то могут быть задействованы правоохранительные органы, может быть задействована администрация университета, может состояться разговор со студентами или между группами студентов.  Поскольку эти студенты затем должны участвовать в групповой работе, это недопонимание может вызвать проблемы в будущем.  Работа в команде и сотрудничество очень важны.  Соответственно, госпожа Тамар Гзиришвили (глава отдела «Общих норм поведения» Совета университета) часто оказывается вовлеченной в такие ситуации».

Лектор подчеркивает, что они бдительны, чтобы не было недопонимания.  Студент может не знать, что нельзя всё писать в социальных сетях, нужно быть осторожным.

Ивлита добавляет, что у нее были такие студенты, у которых были личные симпатии, даже любовные отношение.

Карабахский конфликт «не дает погаснуть» чувствам студентов армянской и азербайджанской национальности, обучающихся в Грузии с обеих сторон. Если до обострения конфликта они дружили в университете, повсюду гуляли вместе, то сегодня эти отношения разорваны. Многолетняя работа грузинских университетов в этом плане дала значительные результаты, но после 44-дневной войны необходимо ещё больше работы и может новый подход.