Armenian      Georgian

О геополитических и экономических реалиях после войны 2020 года в Нагорном Карабахе JNEWS побеседовал с экспертами фонда Рондели. Какие последствия оставила война в Южном Кавказе, как поменяется роль Грузии как транзитной страны, исходя из новых проектов и возможностей – читайте в материале ниже.

Геополитические реалии – Алекс Петриашвили

Какие изменения произошли после войны в Нагорном Карабахе на Южном Кавказе?

– Война, которая произошла  недавно в НК, вызвала реально тектонические изменения в нашем регионе. Нас больше всего, если честно, беспокоит то, что под ширмой голубых касок, под мандатом миротворцев  реально там обосновалась новая военная база РФ. Воинский контингент РФ в 2000 человек. Нас, конечно же, беспокоило то, что происходило между Арменией и Азербайджаном, и все еще беспокоит. Мы имеем стратегические проекты с Азербайджаном и имеем исторические добрососедские отношения с нашим другом Арменией. Мы бы хотели жить в мире и процветании с обеими странами и реализовывать совместно проекты, которые бы пошли на пользу, благополучие нашим народам.

Наблюдая за теми экономическими транспортно-коммуникационными проектами, которые в результате соглашения должны реализоваться, у меня нет особых иллюзий и оснований для уверенности в том, что эти проекты обязательно, в скором будущем будут задействованы между Азербайджаном и Арменией. Имею ввиду транспортные коридоры, коммуникационные связи, которые должны связать ЖД сообщение между Ираном, через Азербайджан, Армению с Россией. И конечно же, через Нахичеванскую территорию. Она, конечно же, привнесет больше стабильности региону – это будет естественно конкурентной с теми грузовыми транспортными перевозками, которые проходят через территорию Грузии,  но я считаю, что та основная транспортная линия через Грузию все-таки на определенное время сохранится.

Изменились ли трехсторонние отношения?

– Что касается трехсторонних отношений, мы были бы только рады содействовать налаживанию деловых взаимоотношений и связи между Арменией и Азербайджаном. Я скептически настроен, хотел бы быть оптимистичным, но в ближайшее время постконфликтное напряжение все-таки будет присутствовать, думаю, что в ближайшем будущем полномасштабное сотрудничество между 3 странами Южного Кавказа не предвидится, но я могу и ошибаться.

Изменится ли внешнеполитический курс Армении?

– Мы очень надеемся, что руководство Армении найдет силы продолжить тот курс, который они взяли на реформы, борьбу с коррупцией. И Армения будет самостоятельно решать те вопросы, которые будут содействовать интересам армянского народа. Содействовать процветанию и долгосрочной стабильности Армении. Я очень надеюсь, что в рамках Восточного партнерства, в рамках других форматов Армения будет очень активно сотрудничать с демократическим сообществом, с Европейским союзом, надеюсь также, что и с США будут определенные сдвиги в позитивную сторону с новой администрацией США.  Я не считаю, что военные базы РФ являются гарантами безопасности Армении и армянского народа и это показано на деле. Я считаю, что это, наоборот, может больше служить дестабилизации Армении, чем ее долгосрочной стабильности.

Petriashvili Aleks

С 1995 года по 1998 год был государственным советником президента Грузии в Службе анализа внешней политики и безопасности. С 1998 года он занимал различные должности в Министерстве иностранных дел Грузии, включая начальника отдела двусторонних отношений и заместителя директора военно-политического департамента. Также был старшим советником Посольства Грузии в Австрии, Постоянного представительства Грузии при ОБСЕ и международных организациях в Вене. Был старшим советником посольства Грузии в Соединенных Штатах Америки, Мексике и Канаде, Чрезвычайным и Полномочным Послом Грузии в Туркменистане и Исламской Республике Афганистан. В октябре 2012 года он стал депутатом парламента Грузии. В 2012-2014 годах он занимал пост государственного министра по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Грузии. Политический опыт посла Петриашвили в основном связан с политической партией «Свободные демократы», где он занимал пост политического секретаря в 2010-2012 годах и генерального секретаря в 2014-2016 годах.

Экономические реалии – Валерий Чечелашвили 

Как могут измениться экономические отношения на Южном Кавказе после войны?

-Я должен сказать, что мир всегда лучше, чем война. И та ситуация, которая постепенно стабилизируется, она открывает возможность для новых транспортных коридоров и развязок. Здесь возникают два важных коридора. Первый – это Лачинский коридор, который связывает Армению с Нагорным Карабахом, который контролируется т.н. российскими миротворцами. А второй коридор, который предстоит построить – это через южные районы Армении, коридор, который будет связывать основную территорию Азербайджана с Нахичеваном. И этот коридор, который подписан тремя главами государств будет контролироваться российскими пограничными  войсками. То есть теми пограничными войсками, которые сегодня контролируют границу Армении с Турцией.

Насколько новые коридоры могут быть конкурентами для транзитной страны – Грузии?

-Сам по себе коридор, который кем-то охраняется, тем более третьей стороной, оставляет ощущения устойчивой стабильности – это во-первых. Во-вторых, этот коридор сначала нужно построить и в первую очередь, я думаю, он будет обслуживать нужды Нахичеванского автономного округа. И потом, чтобы там построить серьезные транспортные коммуникации, такие, через которые сейчас проходят в Грузии – это ЖД, автобан и тд. надо вложить очень серьезные средства. В том числе, потому что там очень сложный географический профиль. И прокладывать по этому профилю транспортные коммуникации, которые бы служили как транзитные для внешних игроков, нужна политическая стабильность. Очень серьезные инвестиции и время для того, чтобы грузовладельцы или грузополучатели увидели эту возможность. Очень не естественно, когда транспортные коммуникации охраняются вооруженными силами, тем более третьей стороны. Фактически получается, что за стабильность этого нового транспортного коридора ответственность несет ни Армения, ни Азербайджан, а Россия. При этих условиях насколько возможно перепрофилирование и переадресация транспортных потоков для меня остается очень большим вопросом.

А если посмотреть на ситуацию чуть шире, я думаю ничего плохого, что возникают новые коридоры нет. Это только подстегивает, мотивирует конкуренцию, и любая конкуренция даст возможность Грузии улучшать количество транзитного обслуживания и снижать тарифы. Поэтому это надо иметь ввиду и делать все необходимое для того, чтобы страна в целом и транзитные коридоры, которые проходят через Грузию, были более конкурентоспособными и привлекательными.

Насколько Армения и Азербайджан смогут сотрудничать в условиях ненависти и воспоминании о жертвах военного столкновения?

-Также существует фактор военного противостояния между Арменией и Азербайджаном, необходимо, чтобы прошло время, чтобы стороны друг к другу прониклись чувством доверия и тд. Чтобы по крайней мере Азербайджан и Армения все вопросы, которые возникнут между ними решали вдвоем. Без вмешательства каких-то третьих стран. Будь-то Россия или Турция. Этот период не в ближайшем будущем и по крайней мере не в ближайшие 5 лет. На этот срок подписан договор с российскими миротворцами, мы будем наблюдать их присутствие в регионе. Плюс еще то, что происходит на территории Грузии – это отдельная история.

Valeri Chechelashvili

Валерий Чечелашвили – старший научный сотрудник Грузинского фонда стратегических и международных исследований с 2016 года. Дипломат с октября 1989 года. Он занимал различные должности в Министерстве иностранных дел Грузии от второго секретаря до заместителя министра иностранных дел (1998–2000). Был министром финансов в 2005 году и первым заместителем министра иностранных дел (2005-2007). Был послом в Украине (1994-1998), послом в Российской Федерации (2004-2005), генеральным секретарем Черноморского экономического сотрудничества. И генеральный секретарь Организации за демократию и экономическое развитие – ГУАМ (2007 – 2016 гг.).