Armenian      Georgian

Об экономической ситуации в период кризиса из-за COVID-19, о росте цен на продукты и снижение курса лари по отношению к доллару и о многом другом JNEWS побеседовал с экспертом по экономике и политологом Фонда Рондели Валерием Чечелашвили.

Экономика Грузии второй год, как находится в регрессе. Будет ли это продолжаться дальше? Чего  ожидать?

По официальным данным, в этом году у нас была рецессия, более 6.1 процента, по-моему. К сожалению пандемия по всем странам ударила, но по крайней мере, этот процент очень большой, даже по сравнению с другими странами. Потому что первым делом естественно пандемия  ударила по туристическому сектору, а он приносил Грузии в последние годы (в 2019 году 3 5 000 000 (три с половиной млрд.) доллара). Честно говоря, я не ожидаю, что в этом году восстановится до уровня 2019 года, потому что по всей вероятности тренд будет негативный, но может быть на несколько – 2-3 % восстановится экономика. Во всяком случае, по официальному прогнозу Национального банка, если туризм не восстановится полностью, то экономика Грузии вырастит только на 1%. Вообщем-то может быть это и консервативный сценарий, но я вижу, что он достаточно приближенный к реальности.

Отменят ли в этом году регуляции, которые “уничтожают” экономику или нет?

Постепенно будут отменять, премьер-министр Гахария объявил о смягчении. Открывается транспорт со следующего понедельника, открываются объекты общественного питания, рестораны, которые работают на открытом пространстве, но и по всей видимости дальнейшие решения будут приниматься исходя из того, какая будет динамика инфицированных, количество инфицированных в стране. Если с этими небольшими послаблениями динамика не ухудшится, я думаю, что и дальше страна будет открываться.

Однако, появляются все новые и новые штаммы COVID...

Да, мы этого не знаем. К сожалению не только мы не знаем. Вообще в мире по-моему никто не знает.  Поэтому и говорю, что дальнейшие решения будут зависеть от того, какая будет динамика  инфицирования.

Всемирный банк прогнозирует, что ВВП уже в этом году вырастит на 4%, а в следующем на 6%, за счет чего может вырасти ВВП?

Вот я думаю, что эта разница между оценками Национального банка и Всемирного банка – эти 3%, как раз и есть туристический сектор. Если туристический сектор будет активно восстанавливаться за счет вакцинированных людей, за счет тех, кто уже переболел ковидом и если мы сможем подтвердить свою конкурентоспособность на этом рынке, как одной из перспективных направлении туризма… Кстати в этом нам тоже может очень помочь и помешать пандемия, какая будет ситуация в Грузии, насколько мы начнем быстро выходить из этого очень сложного положения, в котором мы оказались, вот эти 3 процента разницы как раз и есть туристический сектор.

И это не просто экономика, дело в том, что туристический центр позволил сильно развиться  мелкому и среднему бизнесу в Грузии. Представьте себе сколько гостиниц семейного типа, маленьких ресторанов, каких-то скажем винных погребов, шато и тд., сколько было открыто по всей стране. И они постепенно укреплялись, повышали свои стандарты обслуживания, становились на ноги. По вот этому мелкому и среднему бизнесу в первую очередь очень сильно ударила эта пандемия. И теперь их способность восстановится будет зависеть от того, насколько привлекательна в туристическом плане Грузия станет в 2021 году.

Вместе с тем, что экономическая ситуация усугубилась, она стала не подъемной для населения, так как подорожало все от продуктов питания до электричества и тд. Ожидается ли еще больший рост цен?

Я согласен, что динамика роста цен на продукты – инфляция была очень высокая в Грузии. Очень повысились цены буквально на все группы товаров, в том числе и продовольственных продуктов первой необходимости. В последующем я не жду, по крайней мере такого же темпа роста. Этот темп роста будет затухать. Просто потому что есть уже такой-то потолок, который потребительский спрос не может пробить. То-есть у людей просто не будет денег на то, чтобы покупать продукты по таким высоким ценам, даже продукты первой необходимости. Сейчас люди даже оглядываются на ценники, когда покупают товары первой необходимости как хлеб, творог, другие молочные продукты и тд. Поэтому ну и не может бесконечно быстро расти цены, тем более что  в последние несколько месяцев мы будем наблюдать более или менее стабилизацию курса лари в отношении доллара. Если курс лари останется приблизительно на этом уровне 3,3, то я думаю, что цены на товары перестанут расти. По крайней мере они не будут расти так быстро, как это было в прошедшие 3 месяца.

Лари стабилизируется за счет того, что Национальный банк продает миллионы долларов (внешнее вливание). Но насколько можно удержать такими способами стабилизацию курса лари?

– Да, бесконечно он не может продолжаться за счет внешних вливании и продажи заимствованных денег Национальным банком. Это была временная мера. Теперь главным подспорьем для укрепления курса лари должны быть другие источники поступления валюты,  а это в первую очередь туризм и прямые иностранные инвестиции, уровень которых очень серьезно сократился в Грузии и это случилось еще в 2018-19 году, до начала пандемии. И в этом смысле конечно очень многое зависит от компетентности и поведения правительства, каким образом формирована такая атмосфера и привлекательность страны для иностранных инвестиции. Если эти два фактора не заменят единственный практически источник укрепления и стабилизации валюты, то тогда конечно следует ожидать и ослабления курса лари и соответственно повышения цен, потому что это очень простая цепочка, когда ослабляется курс лари, становится дороже импорт, а импорт газ, бензин который потребляется в Грузии это импортный товар. К сожалению мы стали все больше импортировать электроэнергии, хотя это отдельная тема. У нас очень много резервов, которые можно не импортировать, а наоборот экспортировать электроэнергию, но фактически ситуация такая. Поэтому все это влияет на себестоимость перевозок и производство товаров в том числе и внутри страны.  И при ослаблении курса лари неизбежно усиление инфляции и повышение цен, в том числе и на товары первой необходимости. Это тот сценарии, которого хотелось бы избежать.

Валерий Чечелашвили – старший научный сотрудник Грузинского фонда стратегических и международных исследований с 2016 года. Дипломат с октября 1989 года. Он занимал различные должности в Министерстве иностранных дел Грузии от второго секретаря до заместителя министра иностранных дел (1998–2000). Был министром финансов в 2005 году и первым заместителем министра иностранных дел (2005-2007). Был послом в Украине (1994-1998), послом в Российской Федерации (2004-2005), генеральным секретарем Черноморского экономического сотрудничества. И генеральный секретарь Организации за демократию и экономическое развитие – ГУАМ (2007 – 2016 гг.).