Armenian      Georgian

На окраине города Ниноцминда, на дороге, ведущей в село Ханчалы, внутри полуразрушенного двухэтажного советского здания царит необычный переполох. 35-летняя Аделина Есоян и трое ее детей, Галуст, Врам и Эстер, поселившиеся здесь четыре года назад, уже много лет нарушают тишину в здании. Отец семейства, живущего в социально-тяжелых условиях, сидит в тюрьме за регулярное избиение своей жены. Семья живет на 300 лари, получаемые от государства.

3

Аделина со своими 3 детьми

Нас встречает Аделина. С ребенком на руках, она нащупывает ручку двери и заводит нас внутрь. Внутри все настолько аккуратно и чисто, каждый предмет на своем месте, что вам даже не приходит в голову, что у хозяйки имеются проблемы со зрением, и она одна воспитывает троих детей. Галуст, старший из детей, говорит, что он уже взрослый и помогает маме. Врам, который всего на год младше Галуста, спешит перечислить дела, которые он сделал.

Несмотря на то, что Галусту и Враму всего 6-5 лет, они все понимают и во всем помогают матери, братья даже переодевают сестру Эстер, кормят ее, играют с ней, делают все возможное, чтобы помочь матери.

4

5-летний Врам переодевается

Арарат Езекян и Аделина Есоян поженились в 2013 году, их первенец Галуст родился в 2014 году, в 2015 году родился их второй ребенок – Врам и в 2018 году – дочь Эстер.
По словам женщины, первоначально ее муж работал таксистом, был более или менее в состоянии справляться с повседневными заботами семьи, жили в арендованном доме, однако, чем дальше, тем сильнее увязали в долгах, муж начал выпивать. Были вынуждены обратиться в мэрию Ниноцминды и к депутату парламента, чтобы было, где жить.

Из-за проблем со зрением Аделина не может работать, и для ее семьи единственным источником дохода является социальная помощь. Государство платит 100 лари за каждого ребенка, живущего в социально необеспеченной семье. Аделина пытается распределить деньги так, чтобы 300 лари хватило на месяц, и при этом не иметь долгов. Не жалуется, говорит, что все трудности проходящие, главное, чтобы дети росли в здоровой и спокойной обстановке.

2

Галуст и Врам едят сладости

В зимние месяцы социальное положение семьи усложняется, для обогрева дома требуется около 250 лари в месяц. В настоящее время средства к существованию матери и ее трех несовершеннолетних детей – это пособие на детей. От государства она ожидает только одно.

«Если б я только могла приватизировать этот дом на имя моих детей, чтобы при любых обстоятельствах у нас было жилье. И если бы я смогла вылечить свои глаза, чтобы по крайней мере, видеть хоть немного», – добавляет Аделина Есоян.

1

Аделина с дочерью Эстер

31 октября в Грузии прошли очередные парламентские выборы. Несмотря на проблемы со зрением, Аделина пришла на избирательный участок, но ей не разрешили голосовать, потому что она пыталась войти в кабину для голосования вместе с матерью, что запрещено законом. Она уверена, что если власти захотят, то решат ее проблему. Она ходила на выборы, надеясь, что что-то изменится после выборов, но теперь сожалеет об этом. С момента выборов прошло два месяца, но пока ни одна из ее проблем не решена.

Примечательно, что, в отличие от Аделины, 41-летняя Тереза ​​Авагян не проголосовала в день выборов. У нее нет никаких ожиданий от властей, она не верит, что после выборов в жизни ее детей произойдут изменения. Будущее своей семьи она связывает с заработками в России.

«Для нас не будет никаких изменений, по крайней мере, до сих пор после всех выборов в нашей жизни ничего не изменилось. Моя надежда – это моя работа, мое дело и ничего больше. А моему старшему сыну нужно вырасти, иметь документы, что ему не меньше 20 лет, чтобы смог поехать в Россию на заработки, – говорит мать четверых детей, добавляя, – Самое важное, у нас нет дома, сейчас живем в доме дальнего родственника, который с нас денег не берет. Но ясное дело, что он может в любой момент сказать: освободите дом, я должен продать или сдать в аренду, в конце концов, он не обязан безвозмездно предоставлять нам жилье. Если платить аренду, то добавится еще один расход. Я не могу содержать дом на свою зарплату, ребенок должен поехать на заработки, чтобы мы могли иметь собственный дом», – говорит мать четверых детей.

Мать-одиночка живет с тремя несовершеннолетними и одним взрослым ребенком в крайне тяжелых социальных условиях. Тереза ​​просит у государства такую работу, которая сможет удовлетворить хотя бы минимальные потребности ее детей. Семья, живущая в съемной квартире в городе Ахалкалаки, живет на пособие по бедности в размере 340 лари в месяц и зарплату 250 лари, получаемые Терезой в хлебопекарне.

bazmazavak

Молитвенный уголок в доме Авагянов

«Я работаю в пекарне, моя зарплата зависит от того, сколько хлеба в день выпекаю. Мешок муки стоит 7 лари, это очень мало в плане проживания, у меня 4 ребенка. Я не жалуюсь, могу обеспечить самые элементарные вещи, но они ведь дети, каждый чего-то хочет», – говорит Тереза.

Она расстроена тем, что ее сын скоро закончит школу, но работы нет, а старшая дочь из-за денег не смогла продолжить образование после окончания школы с отличием. Сейчас вынужденно работает в магазине.

Avagyan

Несмотря на множество трудностей и проблем, матери-одиночки и многодетные матери не возлагают особых надежд на государство, не имеют ожиданий на изменение своих жилищных условий и продвигаются вперед, полагаясь лишь на собственные силы.