О роли женщины во власти, их участие на выборах, препятствия в политике, о законодательстве и опыте других стран в вопросе гендера и о многом другом jnews.ge побеседовал с руководителем “Центра гражданского общества и демократии” Ладо Божадзе.

Женщина в политике в Грузии, насколько это возможно и допустимо? Что говорит статистика?

– У нас оказывается не совсем хорошие показатели, потому что у нас сейчас в Парламенте только 18 женщин – это оказывается только 12%, а мировой показатель – это 21.8%, практически 22%. Во многих Арабских странах показатель выше чем наш. Потому мы все работаем над законодательством и хотим, чтобы наша страна приняла гендерные квоты. В настоящее время в парламенте два законопроекта, один законопроект о том, чтобы каждый второй кандидат была женщина, но в законодательстве конечно не пишется женщина, мужчина, а пишется различного пола. И другой вариант – каждый третий кандидат должен быть разного пола. Но самая главная проблема – то, что наверно на этих выборах гендерной квоты не будет. Плохо то, что без гендерных квот мы не дойдем до всемирного показателя даже через 50 лет. И это очень плохо, потому что показатель во всех демократических странах, в Северной Европе уже достиг 41,1%. И не только в политике, в Парламенте или в органах местного самоуправления, но и в бизнесе – в советах директоров и в других руководящих структурах.

В чем причина того, что в Грузии не заинтересованы, чтобы женщина была в политике?

-Оказывается, что это не только проблема нашей страны, например рассмотрим статистику президентов женщин в мире, председателей парламентов женщин, глав правительств, например, только в Европе статистика хороша, в других странах и контингентах та же проблема. Проблемы одинаковы, могут быть проблемы связанные с религией, традиции, низкий уровень образования. Если посмотрим на число миллиардеров, миллионеров, то во всем мире число женщин не велико. С подобными проблемами должны бороться всем обществом. И мы должны принимать законные квоты и меры, чтобы ускорить данный процесс.

До этого перед каждыми выборами говорилось про квоты для женщин. Женщин активно включали в списки, но в итоге опять же в районных собраниях (Сакребуло) не оказалось женщин. Нет женщин и на должностях председателей и заместителей Управы (Гамгеобы). Как так получилось?

– У нас и сейчас по закону есть квоты, но это не обязательное квотирование. В законе, который был принят в 2011 году если в списках каждый третий кандидат будет другого пола, тогда эта партия от государства получит премию плюс 10 %, но это не сработало. Потом на выборах 2014 года в местное самоуправление внесли изменение и написали, что процент с 10 увеличится на 30. Это стало стимулом для политических партий, чтобы записать в партийных списках женщин. Но после оказалось, когда женщины вошли в Сакрубуло, например партийные боссы им сказали, чтобы они написали заявления и вышли из Сакребуло. Конечно места женщин заняли последующие, то есть мужчины. Два законопроекта, которые, как ранее я говорил, находятся в стадии рассмотрения в парламенте, имеют общее – это то, что за место женщины, которая написала заявление и ушла должна быть также женщина, а не следующий по партийному списку. Это тоже можно считать как гендерные квоты, но этим методом мы сможем сохранить квоты.

В районном собрании Ахалкалакского муниципалитета одни мужчины, на должности председателя Управы и его заместители также мужчины. Как обстоит данный вопрос в других регионах?

-Такая ситуация не только в Ахалкалакском муниципалитете, таких несколько. У нас только одна избранная женщина гамгебели, и одна гамгебели города Тбилиси, которая назначена. И всего две женщины, которые являются председателями Сакребуло, несколько женщин заместителей Сакребуло, на этом все. Есть такие рекомендации, по которому одна из председателей, должна быть женщина. У нас есть много министерств, в которых нет ни одной женщины. Это тоже проблема, проблема нашей культуры и готовности видеть больше женщин в политике. У нас говорят, что политика грязное дело, и женщине там делать нечего. Женщина может быть только женой, матерью и заниматься только семьей, а не общественными делами. Мы должны добиться принятия этих квот, так как если будем ждать, чтобы общество само пришло к этому вопросу понадобится 60 лет.

Кристина Марабян


  • Ищу земельный участок

      Куплю дом под снос или земельный участок в Ахалкалаки площадью от 3 соток (300 кв\м). Звонить: 577664640
  • Продаётся

      Продаётся пианино марки “Петров”, в прекрасном состоянии. Звонить: 599710157