Armenian      Georgian

Забивать скот на скотобойнях необязательно, но продажа мяса должна осуществляться при наличии формы №2, которую выдаёт бойня, забить скот в бойнях невыгодно для продавцов, в итоге продавцы под постоянной угрозой штрафа.

Продавцы мяса в  Ахалкалаки отказываются забивать скот на  бойнях. Продавец (в целях защиты респондента имя не публикуется), говорит, что  он на риск уже три месяца продает мясо без формы №2, не хочет, и не будет  отводить скот  на скотобойню.

«Мне мучиться, тратиться,  привозить из Самсара скот, чтобы работник бойни, сидя на месте заработал  50 лари. В этом случае мясо будет стоить 15 лари, все эти расходы опять будут покрывать простые люди, а зачем. Пусть бойни  сами обеспечат нас мясом», -говорит  продавец.

 

Предметом обсуждений продавцов мяса уже несколько месяцев стало открытие бойни для загона скота. С 1 января 2011 года по закону о ветеринарии резать животных на мясо с целью их реализации, допускается только на соответствующих скотобойнях под ветеринарно-санитарным наблюдением. Однако в результате массовых недовольств и угрозы поднятия цен на мясо, Правительство постановило, что не обязательно забивать скот именно на скотобойнях. Но это должно происходить в таком изолированном месте, чтобы какие либо заболевания не переходили на человека. Однако форма №2, которая обязательна при торговле мясом выдается в скотобойнях. Выходит, что все равно, если  скот не забивать в бойне у продавцов не будет формы №2. По данному документу подтверждается, что скот является здоровым и его мясо не представляет угрозу для здоровья и жизни человека. В случае забоя скота и продажи мяса без документа, продавцы  могут быть  оштрафованы.

 

Забой скота крупного рогатого скота в бойне стоит 50 лари, а свиньи – 30 лари. В Ахалкалаки на данный момент действует две скотобойни.

Саша Алексанян,  директор  скотобойни ООО «Джавахк 2010». Он  жалуется, что у них уже месяц нет  забоя, нет клиентов и жалуется, что они работают в убыток.

«Народ  не привозит, потому что слабый контроль, они не привыкли, если контроля  нет то этот человек  не будет подчиняться закону и не будет брать форму №2. Мясо, которое заходит к нам, все входит в налоговое поле, мы все свои отчеты в электронном варианте показываем. Входящее мясо  мы фиксируем, а продавец с этого должен платить налог, они не хотят платить, хотят работать в тени и так работают», – говорит Саша Алексанян. По его словам в бойне есть мясо, но продавцы  от них не закупают.

По словам одного из продавцов он не смог закупить мясо в скотобойне.

«Я хотел  купить свинью, неделю ходил, не смог купить, а в магазине у меня не было мяса, я же не могу ждать. Я же каждый день плачу за место, потом я сам нашел. Они сами нормально не могут обеспечить нам мясом и не разрешают привозить. У них даже лаборатории нет для проверки мяса, как они проверяют, на глаз, ставят печать, я тоже так могу поставить печать. Мы столько продаем, что уже хорошо разбираемся в и никогда плохое мясо не закупаем».

 

Саша Алексанян говорит, что мясо проверяется у них в лаборатории, только потом выдаётся форма №2. В момент нашего присутствия на скотобойне лаборатория была закрыта, так как врача там не было, а через окно мы рассмотрели микроскоп, по словам Алексаняна остальные инструменты и материалы хранятся в сейфах.

 

Продавец мяса  Наири Ванцян, который свое мясо не отвозит в скотобойню  предлагает, чтобы бойни увеличили количество работающих ветеринарных врачей, чтобы они  с ними поехали и на месте проверили мясо и выдали  форму №2.

«Когда врач будет с нами ехать, то уже врач не будет стоить 50 лари, а 20лари. Нужно делать так, чтобы нам было выгодно заниматься этим. Пока буду продавать так, оштрафуют больше не стану торговать мясом. Другого выхода нет», – говорит Наири Ванцян.

 

Самвел  Согоян, тоже жалуется на систему.

 

«Скот из Карцаха привёз, 60 лари заплатил, потом на бойне за форму №2 заплатил 50 лари за каждого скота. За какую цену мне продавать. Покупаю за 10лари, продаю за 12лари. Мне не выгодно. Цену поднял лишился своих покупателей. А мне семью кормить надо», -говорит Самвел Согоян.

 

Сельчане в свою очередь отказываются мясо продавать бойням. Генаксзян  Погос из села Гумбурдо отказывается сдавать  мясо в скотобойню.

«Я не буду привозить свой скот на бойню. Во первых при транспортировке  снижается весь скота, потом привозим и они снижают закупочную цену, я же не буду отвозить обратно, вынужден буду отдавать. А это мне не выгодно. Лучше я буду отдавать закупщикам, которые приходят к нам домой», – говорит Генаксзян Погос.

 

Бойня готова бесплатно предоставлять транспорт для транспортировки скота. По словам Саши Алексаняна, они предлагали, однако все равно желающих нет.

По словам директора ООО « Джавахк 2010» они открывались не только для  обслуживания  Ахалкалакского муниципалитета и ищут рынки реализации.

В Ниноцминдском муниципалитете на данный момент  нет бойни, продавцы вынуждены получать форму №2 в Ахалкалаки. Ниноцминдские продавцы тоже жалуются, что перевозки скота на бойню в Ахалкалаки дорого им обойдётся, поэтому  они тоже торгуют мясом на свой страх и риск.

Шушан Ширинян