Armenian      Georgian

Постепенно показатель свободы СМИ и безопасности журналистов на Южном Кавказе меняется. За последние годы Азербайджан стойко держит свой плохой показатель, Армения двигается в положительную сторону, а в Грузии идет процесс регресса. Особенно ярко это высветилось после смены руководства “Рустави 2” и событии 20-ого июня 2019 года, когда в числе пострадавших в результате разгона акции протеста оказались 38 журналистов.

О том, что что-то поменялось в Грузии по безопасности журналистов стало понятно уже  в 2017 году, когда спецслужбами Азербайджана в Грузии был украден и беспрепятственно, без документов вывезен журналист- расследователь Афган Мухтарлы. Он в 2015 году, опасаясь за свою безопасность из-за расследований коррупционных тем, касающихся семьи президента Азербайджана Ильхама Алиева  бежал из Азербайджана в Грузию. Тогда многие азербайджанские журналисты считали Грузию самой удобной и безопасной для них страной.

“Вот если говорить о Южном Кавказе, мы сравниваем ситуацию со свободой СМИ в Грузии, Армении, Азербайджане, и мы всегда говорили, что в Грузии со свободой СМИ гораздо лучше, нежели в Азербайджане, но я думаю, что не должны равняться на лучшего среди худших. Надо равняться на очень положительные примеры. Ситуация в Азербайджане начала ухудшаться лет 20 назад, но в Грузии  только-только, недавно. Я надеюсь в Грузии не будет такой же плохой ситуации”, – сказала жена Афгана Мухтарлы Лейла Мустафаева во время 16-ой Южно-Кавказской конференции СМИ.

О том, что ситуация изменилась в худшую сторону говорят и медиа-эксперты в самой Грузии.

“Есть тенденция ухудшить к худшему, потому что у нас 4 ТВ канала, которые не контролирует правительство. 3 из 4 менеджера этих телеканалов преследуются законом”, – говорит председатель «Фонда развития медиа» Тамар Кинцурашвили.

Майя Микашавидзе, региональный директор “Интернюс Грузия” уверена, что правительство пытается установить контроль над СМИ.

“И прошлый год был годом выборов и в будущем году тоже будут выборы. В это время всегда ухудшается ситуация для грузинских и не только грузинских СМИ.  То, что у нас свободно можно зарегистрировать канал – это очень хорошо, однозначно. Но то, что происходило на “Рустави 2″, это ни в коем случае не свобода. Понятное дело, что на этом канале владельцы все время менялись, но вот, чтобы было таким важным менять предыдущего владельца, что на это ушли такие большие ресурсы государства, для меня это большой вопрос”, – говорит Майя Микашавидзе.

Однозначно все медиа-эксперты отмечают об изменившемся медиа климате Грузии, начиная с политической поляризации телекомпании, которые поддерживают или правящую партию или же оппозицию. Последние подвергаются гонениям, по причине своей политической направленности, что стало причиной возникновения нового телеканала “Мтавари”, который создали уволенные с “Рустави 2” генеральный директор Ника Гварамия и солидарная с ним команда.

“Это гонения по причине политической поляризации ТВ. Конечно же все СМИ имеют право не только показывать свою позицию, но и поддерживать например определенного кандидата. Американские газеты каждый год выбирают или одного или другого кандидата и официально поддерживают его, но это не должно никоим образом отражаться на их нюсовой программе, то-есть этика, в которой журналист не имеет право заявлять о своих политических преференциях касается новостной части. Что касается эдиториалс, которые пишут редакторы или же например все издание, вот в таких эдиториалс (редакторских обращениях) конечно имеют право поддержать. Я повторюсь, что политические преференции не должны отражаться на новостях, но к сожалению это отражается”,- говорит Майя Микашавидзе.

В ночь с 20 на 21-ое июня, в результате разгона акции протеста перед зданием парламента в центре Тбилиси 240 человек были перевезены в разные клиники с разными увечьями, из них 80 полицейских, 38 журналистов. Спецназ применил слезоточивый газ и резиновые пули. Исходя из специфики ранении, в журналистском сообществе считается, что полиция целенаправлено калечила журналистов, хотя государство само должно гарантировать безопасность журналистов в таких условиях. В Грузии же журналисты оказались беспомощны.  Еще одним доказательством того, что ситуация с СМИ в Грузии сильно ухудшилась является и то, что по делам пострадавших журналистов не были открыты уголовные дела и полицейские, которые стреляли в них не понесли никакого наказания.

По делу о пострадавших журналистах  мониторинг расследования делает и Народный Защитник Грузии.

“По нашей информации, на данном этапе прокуратура изучает и расшифровывает видеоматериал, который отснят в ночь с 20-го по 21 июня, чтобы идентифицировать кто в какой обстановке получил повреждения, кто, где находился в это время, хотя, я считаю, что во всех случаях журналисты должны быть признаны пострадавшими своевременно, так как они исполняли свою профессиональную обязанность и не участвовали в насильственных действиях, и думаю, что по отношению к ним прокуратура  своевременно должна осуществить соответствующие действия”,- говорит Омбудсмен Грузии Нино Ломджария.

По ее мнению  общее состояния свободы медиа в Грузии, после событий с “Рустави 2”, проблема реальная, так как в течении какого-то периода голос критичной медиа в стране ослаб пока не был основан “Мтавари” канал (главный).

“Хотя, постепенно открываются новые телевидения, и я надеюсь, что в скором времени критическая медиа станет сильнее, что особенно важно в предвыборный период. Вы знаете, что грядущие выборы очень важны и защита независимой, критической медиа очень важна. Что касается расследования, начавшегося по отношению Ники Гварамия, Публичный Защитник изучает дело, он сам нам передал материалы, мы изучили дело и скоро мы представим суду соображение «друга суда». В общем скажу, что много вопросов по отношению обвинения (со стороны прокуратуры), и мы думаем, что обвинение очень слабое (ред. слабо обоснованное), мы скоро сделаем более конкретное заявление по отношению этого дела, хотя реально считаем, что обвинение по отношению к нему очень слабое, что вызывает сомнения, что у дела может быть другая мотивация”, – говорит Омбудсмен Грузии.

Ситуация с медиа ещё может поменяться, так как в 2020 году в стране предстоят очень важные выборы, однако остаётся надеяться, что в плане безопасности журналистов и свободы медиа изменения будут не в отрицательную сторону.

Кристина Марабян