Региональная политика, отношения Грузии с Россией и со странами Южного Кавказа, новые власти США и Грузия, – об этом и о многом другом jnews.ge побеседовал с бывшим послом Грузии в Британии, политологом Георгием Бадридзе.

– После того, как Трамп стал президентом США, коалиция Европа-США дала трещину. До этого, для Грузии было два варианта “дружбы”: или с Россией, которая для Грузии мало приемлема, или с США и его союзниками по НАТО Европейскими странами (Евросоюзом). Так с кем будет “дружить” Грузия в сложившейся ситуации?

– Выбор Грузии является вопросом не с каким политическим или военным блоком сотрудничать, а какой страной быть. Вот вопрос интегрироваться ли в Евразийский или Европейский союз. Ответ на этот вопрос исходит от того, какой страной хочет быть Грузия. И поскольку с начала 90-ых и еще со времён первой республики, в 1918 году большинство граждан Грузии считали, что они хотят быть европейской страной, поскольку имеют культурно-исторические корни европейской цивилизации. Вопрос был вполне очень просто решен. С 90-ых годов Грузия пытается построить демократическое государство европейского типа. Поскольку европейская демократия показала, что является лучшей политической системой во всем мире. Грузия имеет, как я уже сказал, исторические и цивилизационные связи с Европой, так что никто по-моему не может винить граждан Грузии в том, что они хотят быть частью Европы. Это не означает кудо-то идти. Это означает в первую очередь самим строить у себя дома модель, которая будет соответствовать европейским ценностям и европейским стандартам. Это стандарты и ценности, которые способствуют лучшему экономическому, социальному, культурному развитию общества. Общество, которое принимает всех, которое открыто, которое не основывается на узко националистической или на одной идеологии. Это открытое общество, где все граждане имеют возможности и пытаются благами более эффективной экономической системы. То, что эта экономическая система более успешная это тоже очень просто проверить по уровню жизни, по уровню экономического развития Европейских стран.

– После того, как Евросоюз предоставил Грузии безвизовый режим, все как будто утихло, в том числе разговоры о вхождении в Евросоюз и в НАТО. С чем это связано?

– Наше правительство должно очень активно и регулярно напоминать о НАТО и Евросоюзе, чтобы не сложилось впечатление, что Грузия пытается туда попасть менее энергичнно, чем некоторое время назад, но факт, что мы сделали некоторые шаги как раз в этом направлении, мы продолжаем реформировать нашу политическую систему, экономическую систему, проводим военную реформу, всё это направлено на интеграцию в НАТО и в Евросоюз. Либерализация визового режима конечно не является ни самоцелью, ни предпосылкой к интеграции в Европу, но это один шаг, который будет способствовать. Чем больше граждан Грузии будут иметь возможность посещать Европу, больше людей будут иметь энтузиазм, чтобы строить модель, которая бы сближала нас с Европой.


– Как развиваются отношения Грузии с Россией, после, как утверждала Россия, ухода самой главной помехи – Саакашвили?

– То, что отношения России и Грузии не изменились вообще подтверждается. Я всегда говорил, у России нет проблем ни с одной конкретной властью Грузии, будь то Гамсахурдия, Шеварнадзе или Саакашвили. Проблема России вообще в факте независимости Грузии, как таковой. И поэтому все вот эти периоды, которые мы прошли за последние 26 лет, их можно проследить по тому, как Россия пытается эту независимость как бы подорвать, ослабить и сделать Грузию более зависимой. Факт в том, что последние 5 лет после того, как в Грузии правит новая власть, Россия не предприняла ни одного шага, чтобы решить самую серьезную и главную проблему, существующую между Россией и Грузией. То, что грузинские производители могут продавать зелень или вино на российском рынке, ничего не меняет по главным вопросам. А главный вопрос – это вопрос того, что сотни тысяч граждан Грузии остаются беженцами в собственной стране, ни одному человеку не позволено вернуться в свои дома в Абхазии или Южной Осетии за вот эти 5 лет. Мы наблюдаем бордеризацию, когда колючая проволока сама еще и движется вглубь грузинской территории и пожирает все больше и больше земли, на которой до недавнего времени жили грузины. Это продоложается при этой власти, так что Россия по моим убеждениям сделала все, чтобы показать, что для них проблема не то, кто во власти Грузии или какую политику они проводят.

– Какие отношения складываются у Армении и Грузии при разном векторе внешней политики? Какую роль играет Россия в регионе?

– Стабильное сотрудничество и партнерство стран Южного Кавказа для России является кошмарным сном. Вот если на минутку оставить вопросы Грузии с Арменией, у которых давно вполне стабильные партнерские отношения, может быть не стратегического характера, не во всем мы одинаковы и не ко всему относимся одинаково. Если отложить вопрос разных политических векторов, представим сценарии вдруг Армения и Азербайджан договорились о мире, я глубоко убежден, что главным не официально конечно, гланым противником во всем этом будет Россия. Единственное, что помогает России сохранить свое влияние на Южном Кавказе – это зависимость наших стран, в первую очередь Армении от российской военной помощи. Если не будет необходимости такого ощущения, что Россия не будет поддерживать нас, то завтра наша безопасность будет критически растроена, то для России как раз это и является стратегической целью, которая заключается в том, чтобы мы были заняты конфликтами друг с другом, чтобы стабильно сохранялся риск возобновления военных действии в Карабахе или в регионе и, чтобы Россия оставалась гарантом вот такого сложного баланса.

– За последнее время внешняя политика США изменилась. Изменились ли их отношения с Грузией, и как?

– Дело в том, что до настоящего момента в государственном департаменте США, в их Министерстве иностранных дел очень серезная доля политических должностей остается пустым. Новая администрация не назначила ведущих деятелей и дипломатов на должности заместителя гос секретаря, нескольких заместителей и начальников департаментов. Так что внешняя политика США сейчас или идет на самотек или зависит от того, кто перехватит инициативу в администрации. Например в Грузию приезжал вице президент Пенс, и он заверил Грузию в серьезной поддержке США. Как это будет вливаться в реальную политку США, мы будем видеть и будет зависеть от того, кто будет иметь действительное влияние на оканчательное решение Трампа. Потому что на Трампа влияют очень иногда экзотические политические деятели, некоторые из них уже стали покидать белый дом как например Бенон. Я думаю, что идеи, с которыми Трамп пришел – это самоизоляция США.

Кристина Марабян


  • Ищу земельный участок

      Куплю дом под снос или земельный участок в Ахалкалаки площадью от 3 соток (300 кв\м). Звонить: 577664640
  • Продаётся

      Продаётся пианино марки “Петров”, в прекрасном состоянии. Звонить: 599710157